Почему убивают себя взрослые люди?

news_25062013_12000183_00c05cca0d3f418cbd2b612ef81e1701

Проблема суицидов в наше время приобретает повсеместный характер и требует неотложного решения, и не только со стороны психиатрии, но и со стороны государственного аппарата, а именно социальных служб.

О том, насколько важно сотрудничество психиатров с представителями различных организаций по делам несовершеннолетних говорили профессора, врачи Тюмени и районов на областном рабочем совещании психиатров и психотерапевтов.

— В контексте детских и подростковых суицидов огромное значение имеет комплексность причин, побудивших к такому поведению, — считает Марина Геннадьевна Фомушкина, заместитель главного врача по медицинскому обслуживанию населения, главный внештатный специалист детский психиатр департамента здравоохранения Тюменской области. — Нередко психиатры констатируют отсутствие серьёзных отклонений в психике, но имеет место быть сильнейший эмоциональный срыв. В этом смысле, причин может быть множество: жестокое обращение с детьми в семье, неполные семьи, родители, ведущие маргинальный образ жизни, проблемы коммуникации в среде своих сверстников и т.д.

Именно поэтому так важно взаимодействие и обратная связь, например, между «Областной клинической психиатрической больницей» и Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Тюменской области.

— Механизм такого взаимодействия позволяет более детально подойти к вопросу детских и подростковых суицидов, позволяет обеспечить индивидуальный подход к каждому, ведь даже, если нет психических отклонений у ребенка, ему может потребоваться помощь психотерапевта. Эта информация должна доноситься до Комиссии, а мы уже в свою очередь сможем привлечь дополнительные силы к решению проблемы, — пояснила Ольга Александровна Елисеева, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Тюменской области. – Сейчас возникла еще одна серьезная проблема, с которой ранее ни комиссии, ни психиатрам и психотерапевтам сталкиваться не приходилось: суицид на почве нетрадиционной сексуальной ориентации. Как работать с такими подростками, пока никто не знает, но то, что здесь необходимо корректное ведение пациента грамотными психотерапевтами – очевидно.

— Перед психиатрией, как и перед медициной в целом стоит задача сделать психиатрическую помощь качественной, современной и доступной, — считает Евгений Владимирович Родяшин, главный врач ГБУЗ ТО «Областная клиническая психиатрическая больница», главный внештатный специалист-психиатр департамента здравоохранения Тюменской области. – Возникла необходимость модернизации психиатрической помощи. Более четкое слежение за необходимостью глубины обследования, даст возможность наиболее верно ставить диагноз и наиболее эффективно лечить. Уже сегодня благодаря ставке на детальную диагностику, уровень детской инвалидности неуклонно снижается.

Очень важный вопрос затронул  в своём докладе Борис Юрьевич Приленский, заведующий кафедрой, профессор, доктор медицинских наук:

— Психотерапия – это достаточно новая для России специальность, однако почти 40% людей, обращающихся в городские поликлиники, нуждаются именно в помощи психотерапевта. При этом между психотерапией и психиатрией существует тонкая грань и специалист, будь он клинический психиатр или психотерапевт, обязан знать психологию в целом, а иначе мы не имеем возможности лечить пациента от душевного расстройства.

В целом, статистика показывает, что количество суицидов среди детей и подростков снизилось, как это ни парадоксально, сейчас самой критической с точки зрения суицидального поведения является возрастная группа от 18 до 40 лет, то есть взрослое работоспособное население. Проблема суицидальной активности населения существует во многом из-за мнимой закрытости и недоступности психиатрической помощи. Специалисты ГБУЗ ТО «Областная клиническая психиатрическая больница» уверены, что перед ними и перед властями стоит задача донести до каждого информацию о том, что и к психиатру можно прийти на прием самостоятельно, по полису, и это не зазорно, а совершенно нормально, равно как и обратиться к любому другому врачу. В свою очередь психиатрическая помощь должна обязательно быть конфиденциальной, что также поднимет ее привлекательность в глазах пациентов.

Евгений Владимирович Родяшин также подчеркнул, то необходимо на данном этапе обеспечить поток пациентов из городских поликлиник, а для этого крайне важна обратная связь между медицинскими учреждениями. И еще один вывод:

— Настало время забыть о психушке образца 19 века, перед нами стоит задача сделать психиатрическую помощь открытой, современной, способной не только выставлять диагноз, но и лечить, так, чтобы человек имел максимальные возможности вернуться в социум». На сегодняшний день для этого необходима интеграция психиатрии и психотерапии, доступность их для пациента, индивидуальный подход к каждому человеку и взаимодействие психиатрической клиники с социальными государственными службами.

СПРАВКА

Для России тема суицидов очень актуальная. Среди врачей приято делить страны по количеству самоубийств на несколько уровней. Если совершается 2-10 суицидов на 100.000 населения – уровень низкий, если 10-20 — средний, 20-30- высокий, больше 30 – запредельный. Так вот, в России совершается более 36 суицидов на 100.000 населения. Нас в этом смысле превосходят только Скандинавия, Германия, Прибалтика и Венгрия.

В Тюменской области, к сожалению, все намного серьезнее, чем в целом по России. У нас совершается 44 суицида на 100.000 человек.

Стоит сказать, что в Корякском АО совершается 133 суицида, а в Ненецком – 95. В Москве и Санкт-Петербурге, с которыми Тюмень обычно сравнивают по уровню доходов, уровень суицидов намного ниже: в Москве кончают жизнь самоубийством 11 человек на 100.000, в Санкт-Петербурге – 18.

Попыток суицида бывает намного больше, чем завершенных случаев. Личностям истероидного типа свойственно устраивать спектакли, чтобы обратить на себя внимание родителей или возлюбленных.

Существует статистика по возрастам. Среди молодежи обычно заканчивается реальным самоубийством одна из 15-50 попыток, а у людей пожилого возраста – одна из 2-5. С одной стороны, зрелые люди реже устраивают истерики, с другой стороны, тщательнее обдумывают, как им совершить такой поступок. Считается, что в стране ежегодно совершается от 600.000 до миллиона попыток самоубийства.

Считается, что попытку реального самоубийства предотвратить очень сложно. Ведь причины могут быть самые разные. Сложно, например, предугадать поведение человека во время алкогольного психоза. Когда же человек долго думает над этим поступком, он проходит несколько стадий. Первая стадия – вербальное поведение, когда мыслей о суициде нет, а слова есть. Например: «Надоело все», «Чтобы мне сдохнуть», «Когда же я умру?» и т.п. Иногда такие слова могут быть сказаны просто от усталости, но когда человек повторяет их часто – окружающим стоит задуматься, обратить внимание на поведение друга или родственника. Больше, чем родственники и близкие друзья, вряд ли кто поможет. Вторая стадия – мысли, ломка внутренних антисуицидных барьеров (религиозные воззрения, «с кем останутся дети?», и т.п.). Именно на этой стадии часто можно оказать эффективную помощь, если заметить состояние человека. Следующая стадия – внешний ключ, некое событие, которое ставит окончательную точку в принятии решения о самоубийстве. Например, финансовый крах, отказ любимого, развод, известие о тяжелой болезни, и т.п. Человек решает, где, как и когда он это сделает. Если цель – именно убить себя, то место выбирается такое, где никто не сможет помешать. А если личность истероидная, и хочет именно пошантажировать окружающих своим поведением, то место наоборот, выбирается такое, чтобы знали и видели все. Ну, самый распространенный вариант – встать на мост или крышу дома и кричать, чтобы вызвали спасателей, а то сейчас прыгну!

Сейчас довольно много организаций предоставляют такую услугу, как «телефон доверия». Правда, большая часть таких телефонов работает до 17-18 часов, тогда как пик попыток приходится на 20-24 часа.

Елена ДЕВЯТКОВА

0