Следователь сказал «Вы все быдло». Подробности расследования драки в Перевалово

На прошлой неделе появилось сообщение о том, что уголовное дело о беспределе в Переваловской школе в связи с широким общественным резонансом передано из полиции в следственный комитет. Напомню, первая статья о драке подростков в селе Перевалово появилась на сайте Znak.com 30 сентября 2014 года, спустя 10 дней после описываемых событий. В статье указано, что «на упоминавшемся видео, с которым ознакомился корреспондент и которое не может быть опубликовано из-за действующего законодательства, запечатлен момент драки один на один…». Однако, сначала некоторые тюменские сайты, выставили у себя видео драки, затем оно появилось на тюменском телеканале, а потом и на федеральном. Так средствами массовой информации и был создан «широкий общественный резонанс», который докатился до губернатора Тюменской области В. Якушева, пообещавшего наказать всех виновных.

После того как PARK72.ru пообщался со второй стороной конфликта, стало ясно, что в этом деле не все так, как было описано изначально. Избиения как и беспредела не было. Была драка между представительницами двух подростковых компаний. Причем Саша (потерпевшая) сама была инициатором «стрелки», на которую планировала привести свою «толпу» и устроить групповую разборку. Но из всей Сашиной команды пришло лишь три человека, которых надо заметить толпой никто не бил, хотя с Любой (обвиняемая) пришли все её друзья. После неудавшихся «дипломатических переговоров» (девочки хотели услышать от Саши извинения за ее поведение) состоялась драка «один на один» и все разошлись. Таким образом, со слов девочек, Саша добилась своего результата — ей нужен был сам факт драки, хотя конфликт между двумя компаниями на этом не закончился и на следующий день подруги Саши выловили Любину подругу и избили ее вдвоем. Остальным предлагали собрать новую «стрелку».

В эти выходные по просьбе девушек мы посетили Перевалово, чтобы узнать как идет разбирательство «резонансного дела о беспределе». Как уже говорилось, команду разобраться дал губернатор В. Якушев. К делу подключилась Уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области Г. Калюжная. И вот на фоне многочисленных команд и контроля сверху начались опросы свидетелей (зрителей драки). Из всего услышанного от девочек вспомнилась старая русская поговорка — «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет!»

Материалы дела в настоящее время переданы в Тюменский межрайонный следственный отдел (руководитель — В. Лепёхин). Следователь, Егор Владимирович, как он сам признался девушкам в свои 24 года «много повидал и многого добился». Со слов следователя, этим делом они занимаются только потому, что «приказали сверху» и ему самому «стремно заниматься такими делами». Несмотря на это, Егор Владимирович при допросах проявлял большое рвение, но судя по рассказам девушек, с явными нарушением уголовно-процессуальных норм.

Во-первых, некоторые из несовершеннолетних были допрошены без участия законных представителей (ст. 191 УПК РФ), т.к. следователю было «без разницы могут ваши родители явиться ко мне или нет!» Во-вторых, одной из допрошенных девушек было отказано в ознакомлении с протоколом допроса свидетеля (ч. 6 ст. 190 УПК РФ) поскольку «чё тебе там читать? бери да подписывай!». В-третьих, следователь наверное забыл, что любой допрашиваемый (а несовершеннолетний тем более) имеет право на уважительное отношение (ст. 21 Конституции РФ, ст. 9, ч. 4 ст. 164 УПК). Егор Владимирович во время допроса девушек позволял себе резко вскакивать со стула, повышать голос, бить рукой по столу или стулом по полу — в общем, применял явные признаки психологического давления на подростков. Одна из девушек призналась мне, что вышла после 4-х часового допроса в вся слезах.

Вот только некоторые примеры из выражений Егора Владимировича в адрес допрашиваемых: «Вы все быдло, хамло и ваша компания быдляцкая… мы вас всех посадим!..», «Всех вместе соберу, кто там был и каждого на детекторе лжи буду проверять, кто снимал видео, потом привлеку за дачу ложных показаний…», «Вот ты вроде бы приличная такая девушка, а с быдлятиной этой связалась!..», «Вы теперь друг друга долго не увидите».

А вот, что было сказано следователем по телефону маме одной из девушек, человеку в два раза старше его самого: «Если ты не приедешь, мы твою дочь заберем в прокуратуру, потом в милицию, потом вы ее оттуда заберете и мы возьмем у нее показания!».

Больше всего следователя интересует вопрос кто снимал драку на телефон и выложил потом в сеть, хотя к статье 116 Уголовного кодекса РФ (побои) это не имеет никакого отношения. Судя по описанию допросов свидетелей, следствие уже имеет заранее обвинительный характер, причем виновных должно быть как можно больше — ведь имеет место «широкий общественный резонанс», связанный с «групповым избиением и унижением». А вот по заявлению Любы, также получившей в ходе драки  вред здоровью и тоже до настоящего времени не посещающей занятия, ни одного свидетеля до настоящего времени не допрошено!

Ситуация на сегодняшний день следующая. По команде сверху следствие отрабатывает всю «быдляцкую» компанию, забыв что есть еще одно заявление о нанесении побоев. Директор школы находится на больничном (и как говорят — с последующим увольнением). Родители несовершеннолетних, чьи права были нарушены во время допросов, готовят заявление Уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлу Астахову.

Кстати, жители Перевалово, с кем мне удалось пообщаться, рассказали, что Сашина семья из категории «неблагополучных» — родного отца нет, мама с отчимом злоупотребляют алкоголем, в разговоре с дочерью могут переходить на мат. Подтвердили эти факты и девочки, добавив что при разрешении прошлых конфликтов, Сашины родители применяли к чужим детям рукоприкладство.

Ситуацию о школьных конфликтах комментирует Надежда Антипова — кандидат психологических наук, доцент, член Российской ассоциации психотерапевтов, директор Ресурсного Центра Изменений «Исток».

Конфликты между учащимися, в первую очередь, достигают своего развития, когда педагог ослабевает контроль за классом, группой. Незанятые делом ученики, не вдохновленные на сотрудничество, взаимопонимание, поддержку, быстрее идут стенка на стенку. Да, педагог скажет, что ему не платят за то, что происходит не на уроке, но подписав трудовой договор, он подписывается под всем учебным и внеучебным процессом, который, редко заканчивается проведением урока. Не снимается при этом также ответственность с родителей. Поэтому всегда первый вопрос в ситуации, когда кто-то кого-то бьет, отрезает друг другу косы, оскорбляет, одним словом, — насилует другого, — к родителю и педагогу:«Где родитель и педагог  были в это время? Что делали взрослые, когда конфликт протекал в скрытой форме?»

Быть битым, быть наказанным, пройти через тяжелый опыт. «Битый не битого везет», «Бьет – значит любит» – из поколения в поколение мы передаем не столько слова, сколько отношения. Установлено, что дети, подвергавшиеся насилию со стороны взрослых в 7-10 лет, проявляют насилие по отношению к другим в 17-19 лет, 28-30 лет. Получив урок скалкой, ребенок ведет себя противоречиво: пытается подчиниться и сохранить самостоятельность. Результатом является плохая успеваемость, проигрывание агрессии на взрослых (учителях, незнакомых, родственниках), сверстниках, младших. Одни дети пытаются ввязываться в драку, ссору со всеми подряд, другие выбирают заведомо слабую жертву, которая будет подчиняться и молчать. Если же ребенок интеллектуально развит, но терпит агрессию по отношению к себе в семье или школе, то его поведение со сверстниками и взрослыми становится более изощренным: он может возглавить других на драку, подготовить митинг против учителя, издеваться над кем-то, стараясь скрыть «непристойное» поведение. Порой такие дети не сразу попадают в поле зрения родителей и педагогов.

Вербальное и невербальное наказание ребенка ведет не только к плохой успеваемости, но и к неудовлетворительному поведению.  Однако сам «плохиш» где-то неосознанно доволен этим, ведь он получает внимание: «Иванов, когда ты успокоишься», «Сколько раз тебе говорить», «Иванов, не крутись», «Вот придут твои родители в школу». На самом деле  ребенок ждет, когда придут его родители, когда возьмут его за ручку, будут с ним возиться, уговаривать, плакать, потому что тогда мама, папа и ребенок будут вместе. Закрепленное поведение ведет к его провоцированию, и виновник хочет испытать какие-то чувства, возможно раскаяние родителей, возможно, их гнев. Еще опасней, когда родители, вылив на ребенка агрессию, начинают плакать, клясться ему в любви (я же тебя люблю, я желаю тебе добра). Ребенок получает урок, что любовь – это побои. И он учится любить именно так. И став взрослым, предмет своей любви будет подвергать насилию.

PARK72.ru будет следить за развитием событий.

Виктор НЕСТЕРУК

1 комментарий

  • Химера Химера:

    Да уж, натворили девчонки «делов»… А вообще, безотносительно этой истории, с толпой таких вот девочек на улице встретиться опасней, чем с ребятами. Мальчишки чаще вменяемые встречаются и можно миром разойтись, а девочки в толпе — это полный неадекват, не знаешь, чего от них и ждать…

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: