Круглый стол «Тюмень — первый русский город Сибири»

25 мая в рамках празднования Дней славянской письменности и культуры в Тюменском государственном университете был собран круглый стол «Тюмень — первый русский город Сибири», приуроченный к 430-летию Тюмени и 380-летию литературы Сибири.

DSCN0696

Модератором круглого стола была Наталья Рогачева — доктор филологических наук, профессор кафедры русской литературы ИФиЖ ТюмГу. «Тема круглого стола имеет геополитический прицел, потому что до сих пор наш Тюменский регион не имеет никого определенного статуса. Как-то так исторически сложилось. То мы, как сейчас,  вписываемся в Уральский регион, и, например, создается академическая история литературы Урала, и в данном случае, наша тюменская литература является его органической частью. А если говорить о восьмидесятых годах, то мы вписывались в Западно-Сибирский регион, и, соответственно, тоже не имели никакой культурной самостоятельности. «История литературы Сибири», академическая, двухтомная, которую издавали в Новосибирске, предполагает, что нашей тюменской литературы нет, как таковой, а есть только отдельные авторы. Я думаю, что в большей степени виновны в такой ситуации мы сами — люди, которые не озабочены проблемой продвижения себя, как самостоятельной культуры. Возможно, что именно эти вопросы мы отчасти сегодня обсудим — вопросы культурной идентичности», — отметила Наталья Александровна.

Наталья Рогачева

Свои доклады на круглом столе представили:

1) Александр Петрушин, кандидат исторических наук, писатель, член Союза журналистов России. «Топонимика Тюмени: проблема переименования»;

2) Нелли Галактионова, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных и русского языков ТВВИКУ. «Социокультурный облик Тюмени через призму топонимии»;

3) Лилия Демина, доктор культурологии, декан факультета музыки, театра и хореографии Тюменского государственного института культуры. «Рождество Христово в традиционной культуре старожилов и новопоселенцев Среднего Зауралья»;

4) Сергей Симаков, директор издательства ТюмГу, член правления Ассоциации книгоиздателей России. «Издательство ТюмГу: новые реалии, новые перспективы»;

5) Екатерина Дронова, магистрант ИФиЖ ТюмГу. «Тюмень в очерке Н.А. Абрамова «Ермак — покоритель Сибири»: опыт комментария»;

6) Ольга Долгих, аспирант кафедры русской литературы ТюмГу. «Образ Тюмени в самиздат-журнале «Чернозем»»;

7) Александр Медведев, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской литературы ТюмГу. ««На речке Туре»: Сибирь в поэзии М.И. Цветаевой».

Александр Петрушин: «Топонимика — это совокупность географических названий какого-либо района, либо поселенческой инфраструктуры, присвоенная им коренным населением данной местности. Названия играют большую роль не только для языкознания, но и являются важной частью государственной идеологии. В 1700 году началось строительство Благовещенского собора, а в 1708 году прилегающую к нему улицу назвали Благовещенской. Другие улицы получили свое название только с 1858 года. До этого необходимости в названиях не было, потому что, например, жителей при первой переписи населения в 1766 году было всего 3 315 человек. А ровно сто лет тому назад, в 1916 году в Тюмени было уже 50 000 жителей. Улицы у нас формировались трем четким критериям: храм, благодетель и торговля. В 1916 году в Тюмени было 15 храмов, из них 3 домовых и 2 кладбищенские, поэтому названия улиц были соответствующие: Благовещенская, Спасская, Знаменская, Ильинская, Успенская, Архангельская, Никольская, Вознесенская, Всехсвятская, Воскресенская. Второй критерий — это благодетель, то есть меценат, богатый человек, который собрался оставить о себе материальную память в Тюмени. Отсюда улицы: Подаруевская, Войновская, Серебряковская, Ядрышниковская, Голицынкая, Машаровская. Третья категория — это торговля, потому что город в тот период был, конечно, торговым. Улицы соответствовали направлениям торговых коммуникаций и магистралей: Иркутская, Тобольская, Томская, Ирбитская, Ишимская. Было еще и прикладное, хозяйственное и народное значение улиц, таких как Водопроводная, Телеграфная, Пристанская, Солдатская, Полицейская, Казачья, Садовая, Кладбищенская, Овражная, Береговая, Заозерная, Поперечная, Кузнечная, Таборная. Первое переименование случилось 6 июня 1837 года в память посещения Тюмени наследником престола, будущим императором Александром II Освободителем. Тогда улицу Благовещенскую переименовали сначала в Александровскую, а в августе того же года в Царскую. В августе 1917 года улицу Царскую переименовали в улицу Республики. А первое массовое переименование улиц случилось в 1922 году — большевики переименовали сразу 41 улицу в центре города. Потом начались переименования по поводу, например, в 1927 году был большой политический скандал с именами американских революционеров Сакко и Ванцетти. Их посадили на электрический стул, как уголовных преступников, и в политических целях была широко развернута кампания, чтобы доказать, что наш строй более справедливый, переименовали Малую и Большую Разъездную в улицу Сакко и Ванцетти. Я проводил опыт с нашими молодыми ребятами, спрашивая их, кто такие Сакко и Ванцетти — революционеры, путешественники или писатели. В результате, мало кто угадал. В 1926 году умер Феликс Дзержинский, и поэтому улицу Садовую переименовали в улицу Дзержинского. Или, например, в 1934 году челюскинцы проезжали через Тюмень, и улицу Иркутскую переименовали в Челюскинцев. Вторая волна переименований началась после осуждения культа личности Сталина. Улица Колымская стала улицей Мориса Тореза, который к топонимике Тюмени не имеет абсолютно никого отношения. А улица Исправительная стала улицей Короленко. Следующая волна переименований связана с окраинными номерными улицами. В городе было 8 Степных улиц. В результате, первая Степная улица осталась, вторая стала Тимирязева, третья — Пархоменко, четвертая — Невская, пятая — Баумана, шестая — Ставропольская, седьмая — Кубанская, восьмая — Боровская. Еще было у нас 10 Кузнечных улиц. Теперь они стали: первая КузнечнаяУральская, вторая — Флотская, третья — Шиллера, четвертая — Карская, пятая — Максима Горького, шестая — Малыгина, седьмая — Мельничная, восьмая — Мурманская, девятая — Салтыкова-Щедрина, десятая — Седова. Всего с 1922 года было 132 переименования. Некоторые улицы переименовывались по 3 и даже 4 раза. Но были и улицы, которые не поддавались переименованию, например, улица Водопроводная в 1937 году переименовали в улицу Павлика Морозова, но название не прижилось. Проблема переименования улиц остается как социальной, так и нравственной».

Александр Петрушин

Нелли Галактионова: «Понятно, что топонимия — это манифестация идентичности, но я хочу рассмотреть, прежде всего, проекты властных вмешательств в топонимию. Если говорить об общественном участии в переименовании, то Тюмень является зоной конфликта. Например, нешуточный скандал разразился 13 мая 2016 года на заседании комиссии по топонимике администрации Тюмени. При присуждении названий улицам Тюмени общественники и депутаты обнаружили, что этот вопрос не согласован с жителями города в том порядке, которого требуют законодательные акты. Если говорить о путях, характерных для топонимической политики русских регионов, то это возвращение старых, дореволюционных названий, переименование старого названия в новое и присвоение нового названия новому топонимическому объекту. Не менее 43-х улиц Тюмени подверглись переименованию в советское время. В связи с этим, происходили неоднократные обращения к властям с целью вернуть старые названия. Например, в 2006 году отмечены обращения граждан под эгидой наместника Свято-Троицкого мужского монастыря архимандрита (ныне епископа) Тихона (Бобова) склонить власти к отмене революционных названий, и возвращению улице Коммунистической названия Большая Монастырская. Переименования, однако, не состоялось, отсюда ясно, что на данный момент характерной чертой города Тюмени является стабильность топонимического облика. Улицы носят прежние названия, привычные с советского периода. Например, сохранились улицы С. Халтурина, матроса Хохрякова (герой гражданской войны, первый председатель исполнительного комитета Тобольского Совета рабочих и солдатских депутатов, виновен в убийстве Тобольского епископа Гермогена, позднее канонизированного), улицы 50 лет Октября, 70 лет Октября, 50 лет ВЛКСМ. Основа топонимической политики Тюмени — заполнение лакун. Известна одна забавная история о том, как на имя главы города поступило предложение от тюменского краеведа Владимира Полищука и инициативной группы в 50 человек присвоить мосту через Тюменку наименование «Мост Робинзона Крузо» — «в честь «пребывания» проездом в Тюмени знаменитейшего «путешественника» — литературного героя романа Даниэля Дефо «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо, составляющие вторую и последнюю часть его жизни, охватывающие изложение его путешествий по трем частям света, написанные им самим»». В связи с этим хочется отметить, что Тюмень — не литературная столица. У нас только в 40-е годы XX века тюменский горсовет массово присвоил нескольким улицам имена писателей Пушкина, Грибоедова, Крылова, Гоголя, Лермонтова, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Тургенева, Чехова, Максима Горького, Владимира Маяковского, Дмитрия Фурманова, Островского (скорее всего, Николая Островского, автора романа «Как закалялась сталь»). А в наше время название новым улицам в честь писателей вообще не присваиваются. Если говорить о татарских топонимах, то менее 10% улиц носит татарские названия, хотя у нас татары — второй этнос по численности. Эти улицы не определяют топонимический облик города и расположены в основном в местах компактного проживания татар, не входя в основные транзисторные транспортные потоки».

Нелли Галактионова

Ольга Долгих: « «Чернозем» — это самый известный самиздат-журнал в 90-х годах в Тюмени. Был основан в 1991 году поэтом и музыкантом Дмитрием Колоколовым, одна из песен которого и стало названием журнала. Первый номер «Чернозема» был набран на печатной машинке Дмитрием Колоколовым и включал в основном его стихи и рассказы под псевдонимами и без них. Следующий номер журнала был создан уже совместно с поэтом и журналистом Дмитрием Никифоровым. Всего в период до 1995 года выходит еще 4 номера под общей редакцией Колоколова и Никифорова. Состав авторов из номера в номер расширялся, и наряду со стихами и рассказами стали публиковаться псевдонаучные статьи, потому что авторы журнала были склонны к розыгрышам и мистификациям, а также «телеги» («телега» — это напоминающий эссе способ творческого самовыражения с помощью логических аргументов). После трагической смерти Колоколова в 1997 году журнал продолжил свое существование, и вышло еще 6 номеров издания. Образ Тюмени на страницах журнала «Чернозем» формируется различными способами, но, первую очередь, тем, что сам журнал — это и есть узнаваемый символ Тюмени 90-х годов. Самиздаты охраняли территорию субкультуры. За таким изданием всегда стоит сообщество, обладающее собственным языком и своими кодами для понимания этого языка, и в случае журнала «Чернозем» — это тюменское субкультурное сообщество 90-х годов. Так, например, в №7 журнала «Чернозем» появляется статья о том, как музыканты проводят лето. Это путевая хроника, описывающая поход рок-группы «Чернозем» на рыбалку. Здесь реальная история носит сатирический характер. Важное отличие этого текста в том, что Колоколов рассказывает его от третьего лица, хотя сам был непосредственным участником событий. Здесь мы можем говорить о варианте фольклоризации событий, то есть рассказ от третьего лица автоматически делает эти события уже историей. Также в журнале была напечатана оформленная как научное исследование статья об истории и тенденциях развития тюменской рок-поэзии. На самом деле, данный фрагмент — это фрагмент преддипломной работы Дмитрия Колоколова, и можно сказать, что это, возможно, первая попытка научного анализа тюменского андеграунда. Здесь мы можем говорить уже не только о самиздате, но и о самоанализе. В поэтических текстах журнала можно встретить массу реальных топонимов, таких как ресторан «Восток», улица Республики, река Тура. Юрий Михайлович Лотман отмечает, что всякая культура начинается с разбиение мира на внутреннее — свое — пространство и внешнее — их — пространство, и в этом смысле формирование рок-культуры сопряжено с делением Тюмени на внешнюю и внутреннюю среду, и журнал «Чернозем» стал документом эпохи, который в 90-х годах формирует свое пространство тюменской субкультуры».

Ольга Долгих

Также круглый стол «Тюмень — первый город Сибири» посетила тюменская поэтесса Елена Русанова и почитала свои стихи о Царской семье.

Владимир РАЙШЕВ,

фото автора

Лилия Демина

Сергей Симаков

Екатерина Дронова

Александр Медведев

Елена Русанова

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: