Лучший выход из кризиса — третья мировая…

Одни из самых главных мировых тем последнего времени — это финансовый кризис в США и некое всеобщее предчувствие глобальной войны. Замдиректора Центра политической мысли и идеологии Вардан Багдасарян в прямом эфире «Точки зрения» на видеоканале «Правды.Ру» заявил о том, что обе эти темы взаимосвязаны. Потому что война — лучший выход из кризиса.

0_3d51a_4db04d03_XL

— Вардан Эрнестович, давайте начнем наш разговор с такой темы, как американский финансовый кризис. Тема эта, надо сказать, непраздная. Многие, например, считают, что тема кризиса раскручивается специально, а самого кризиса как такового и нет. Что вы считаете по этому поводу?

— Традиционно, когда речь идет о кризисе, используют и применяют методологии, которые были разработаны в 19 — начале 20 века. Но ситуация принципиально изменилась, мир живет уже в иной финансовой системе. Эта финансовая система утвердилась с конца 70-х годов. Она заключается в том, что финансы не привязаны к золотому эквиваленту. Поэтому, исходя из этой системы, финансового кризиса, как такового, быть не может. Может быть экономический кризис, как между трудом и капиталом, может быть мировоззренческий, ценностный кризис, который влияет на экономику.

Поэтому правомерно возникает вопрос: а может быть речь идет о политических целях. То есть, кто-то этим экономическим кризисом управляет.

— Вы говорите о неких политических источниках кризиса в США. Связано ли это как-то с Сирией, с войной и военным вмешательством?

— Вы знаете, периодически центральное разведывательное управление США представляет политические доклады, которые находятся в открытом доступе, о глобальных трендах в развитии мира. Так вот прошлогодний доклад был посвящен глобальным трендам развития мира до 2030 года. Там рассматривается четыре сценария.

Первый сценарий — «Заглохшие моторы». Согласно этому сценарию экономика различных стран мира будет архаизироваться. Этот сценарий определятся как негативный.

Второй сценарий — «Джин из бутылки». То есть, появляется некий региональный игрок, который бросает вызов США. Но прогноз такой, что ни у кого сил для того, чтобы бросить этот вызов США — нет. И подразумевается, что Китай — это не та сила, которая может бросить вызов США.

Третий сценарий — «Корпоративный мир». Он заключается в том, что национальное государство уходит в прошлое, на первый план выходят транснациональные корпорации. А это предполагает сброс всей социалки.

Четвертый сценарий называется «Соединение». Все страны мира объединяются политически. Речь, по сути, идет о мировом правительстве. Но тут возникает вопрос: а как может мир консолидироваться? Как можно отказаться от национального государства? И вот здесь рассуждение американских аналитиков следующее: к этому может привести только глобальное потрясение. Например, война. Не просто война, а война с применением ядерного оружия. Когда будут многочисленные жертвы, когда мир содрогнется. Вспомним, что именно после Второй мировой войны в мире установилась новая система политических и экономических отношений.

— А какая мировая система существует на сегодняшний день?

 — Сейчас очевидно, что есть некая единая система, в которой есть центр, есть периферия. Вот говорят о некой концепции постиндустриализма, но никакого постиндустриального общества на самом деле нет. Если брать мировые показатели, доля промышленности в ВВП не уменьшилась за 20-й век — она только возрастала. А что произошло? А произошло то, что весь индустриальный сектор оказался просто вынесен в страны, где более дешевая рабочая сила.

В центре — «сервисное общество», которое занимается нематериальным производством. Есть полупериферия, куда входят «банановые» республики, курортные зоны, сырьевые республики, «сборочные цеха», которые осуществляют промышленное производство. Есть еще мировая обочина, это страны Африки.

 — Понятно, что США — одна из стран этого «центра». Но насколько устойчиво американское влияние в мире?

 — Понимаетевлияние США имеет три основные составляющие. Во-первых, это доллар. Во-вторых, это военная гегемония США. В-третьих, это информационные ресурсы. Но несмотря на всю эту власть «центра», растет противоречие между трудом и рентой, трудом и потреблением. Потребление в «сервисном центре» все растет и растет, возникает такая прослойка, которую уже остальной мир прокормить не может.

И рано или поздно эта ситуация должна была рвануть, и нынешний кризис — это не финансовый кризис, а кризис взаимоотношений труда и капитала.

Кстати, исследования показывают, что начиная с 15 века разрыв между богатыми и бедными увеличивается: богатые становятся все богаче, а бедные — все беднее. Трудно себе представить, что в начале 18 века всего в 2 раза было превосходство 10 процентов самых богатых над 10 процентами самых бедных, сегодня же этот разрыв — в 50 раз.

И существовал единственный период за всю историю, когда этот разрыв между бедными и богатыми не увеличивался, а сокращался. Это период существования СССР, когда была выдвинута другая система мироустройства, была выдвинута альтернатива. Но когда Советский Союз рухнул, то все вернулось на круги своя, эксплуатация стала еще жестче, а разрыв между богатыми и бедными еще заметнее.

— Но когда-то эти социальные противоречия должны рвануть. В тех же США при всех их якобы либеральных и экономических ценностях огромный социальный разрыв.

 — Да, американское общество расколото. Никогда прежде, даже в период Великой депрессии, такого разрыва между различными слоями общества не было. Джозеф Стиглиц, нобелевский лауреат, прямо говорит о том, что в США возможна социальная революция. К этому можно со скепсисом относиться, но движение «Захвати Уолл-стрит» стоит с портретами Маркса и так далее. В общем, недовольных много, и сейчас 1 процент американского общества контролирует 43 процента капитала. Такого в США никогда не было. 80 процентов американского общества при этом контролирует всего 7 процентов американского капитала.

В общем, в самом американском обществе очень много противоречий. Сюда накладываются еще и этнические противоречия. Известно, что около 15 процентов граждан США не говорит на английском языке. Собственно и американская идентичность уже под угрозой. В общем, Штатам угрожают не внешние враги какие-то, а свои собственные, внутренние.

 — На ваш взгляд, как США будут выкарабкиваться из экономического, социального кризисов?

 — Я думаю, что сценарий выхода из кризиса уже хорошо прописан. Это военный конфликт. Поскольку военный конфликт вызывает запрос на вложение средств, заставляет работать промышленность и так далее, как это было в период Второй мировой войны. Ведь Вторая мировая война, хоть это и жестко прозвучит, вывела мир из кризиса. Поэтому сейчас уже есть запрос на некий военный конфликт, после которого будет предложена модель глобального управления. И речь идет о мировом правительстве.

 — Но за последний период речь шла только о возможности военного конфликта в Сирии. Однако такой вероятный конфликт далек от масштабов мировой войны. О каком же конфликте идет речь?

 — Помимо сирийской точки напряженности, есть другие точки напряжения. К примеру, американские эксперты говорят, что в перспективе будет война России и Китая за Дальний Восток и Сибирь. Более близкие прогнозы касаются напряженности между Японией и Китаем. Есть продолжающаяся напряженность между Индией и Пакистаном. Ну и, конечно, есть большой клубок проблем на Ближнем Востоке.

Мы еще такой довольно интересный анализ провели и выяснили, что все сейчас идет через информационные потоки, через частоту повторения тех или иных терминов. Ну, например, была раскрутка темы терроризма: так вот динамика частоты упоминания слова «терроризм» в заголовках ведущих газет мира опережала динамику частоты самих терактов. То есть, сначала — некие информационные технологии, а потом уже — рост терактов. В начале тематика войны поднималась, потом уже возникали соответствующие войны.

Сейчас мы видим, что тема войны раскручивается в СМИ. Так что сценарий военного выхода из кризиса весьма и весьма вероятен.

— Вардан Эрнестович, если говорить о сегодняшней ситуации с экономическим кризисом в Штатах, то как вся эта ситуация может отразиться на России?

— Россия, к сожалению, оказалась очень привязанной именно к Соединенным Штатам Америки, больше чем другие основные геополитические акторы. Россия вообще сейчас очень привязана к внешнему миру. Мы сверхоткрыты, мы превысили оптимум своей открытости.

источник

0

4 комментария

  • GenerationP:

    Так то если чо — огромный разрыв между бедными и богатыми существует и в нынешней, наверное капиталистической, а не демократической — России. И «первые ласточки» страшных бунтов, русских бунтов, в огне которых куются революции, новые правительства, уже долетают до нас. Как бы нам не пытались втюхать все под соусом межнациональной розни. «Нет ничего страшнее русского бунта, бессмысленного и беспощадного.» А.С. Пушкин.

    0
  • Просто прелесть!:

    Итак.
    1. Разбомбить нафик саудитов с катарцами. Или напустить на них порчу. Или бойкотировать абсолютно и по всем пунктам.
    2. Уронить бакс, создав межнациональную валюту (как евро, только для расчетов между странами)
    3. Добиться от Китайцев 8-часового рабочего дня, чтоб производства вернулись на родину брендов.
    4. Поехать на будущий год на Байкал.
    И войны не случится, патамушта оплеуху, схожую по силе с войной получат «плохие»

    0
    • Sasha France:

      думаешь…если бакс уронить — войны не будет?..хотя…это самим американцам выгодно — дешОвый доллар…

      0
      • Просто прелесть!:

        Если доллар упадёт, то кто с ними будет в одной повозке?! А война это очень дорого. Станут мирными и приветливыми «Мы оченно хорошие, только купите у нас ченить, вот, хоть бомбочки. Отличные, как себе делали»

        0

Добавить комментарий

Войти с помощью: