«Альтернатива для Германии» стала самой популярной партией на востоке ФРГ

Правые популисты набирают очки во многих европейских странах. Согласно опросам, если бы в ФРГ в сентябре прошли выборы в Бундестаг, второе место на них могла бы занять правопопулистская партия «Альтернатива для Германии». В Восточной Германии АдГ вообще имела бы шанс стать первой. Правые радикалы умело используют страхи немцев.

Демонстрация сторонников «Альтернативы для Германии» в Гамбурге

Год назад, 24 сентября 2017 года, немецкая правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) впервые в своей истории вошла в Бундестаг, получив на выборах 12,6% голосов.

Спустя 12 месяцев рейтинг АдГ составляет уже 18% – таким образом, АдГ стала второй по популярности партией в стране, на 1% обогнав Социал-демократическую партию Германии (СДПГ). Такие данные приводятся на сайте телерадиокомпании «Deutsche Welle».

Фрауке Петри

По итогам выборов 24 сентября правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) впервые прошла в бундестаг. Однако ее сопредседатель Фрауке Петри (Frauke Petry), известная своей жесткой позицией в отношении беженцев, сенсационно объявила, что покидает АдГ из-за ее радикализации. Позже она подтвердила регистрацию домена dieblauen.de («голубые»), заявив, что речь идет о новой инициативе.

Рейтинг АдГ, который достиг самой высокой отметки с момента создания партии в 2013 году, нельзя назвать неожиданностью. В последнее время популярность правых популистов продолжает неуклонно расти.

По данным опроса Sonntagstrend, опубликованным еженедельником Bild am Sonntag в середине сентября, АдГ вышла на первое место на востоке Германии: ее рейтинг в этом регионе достиг 25%.

На востоке Германии традиционно сильны ксенофобские настроения

В 2019 году в трех восточногерманских землях пройдут выборы в ландтаг: популярность АдГ может существенно осложнить задачу по формированию в них правящей коалиции.

В ответ на просьбу прокомментировать столь стремительный рост своей популярности лидеры АдГ неоднократно утверждали: им не нужно ничего делать, рейтинг растет сам по себе.

В конце августа ситуация в восточногерманском Хемнице (федеральная земля Саксония) была напряженной.

26 августа, после убийства немца предположительно беженцами в городе прошли беспорядки, спровоцированные правыми экстремистами. На следующий день – организованные правыми и левыми массовые демонстрации, стычки с полицией, которая явно недооценила число участников.

Думали, соберутся несколько сотен, а со всех концов Германии в Хемниц съехались тысячи неонацистов и правых радикалов и около полутора тысяч леваков. Под контролем же ситуацию старались удержать менее 600 полицейских.

Беспорядки в Хемнице, 27 августа

А две недели назад в городке Кётен после драки с мигрантами скончался молодой немец Маркус Б. Многие местные жители вышли на акции протеста.

Траурный марш в Хемнице

Как только стало известно о смерти Маркуса, представители праворадикальных кругов стали проводить параллели между этим инцидентом и гибелью 35-летнего гражданина Германии, убитого в драке с мигрантами в восточногерманском городе Хемнице. В социальных сетях группировки правого толка призвали своих сторонников провести в Кётене «траурный марш».

Вечером 9 сентября в городе состоялась массовая демонстрация, в которой приняли участие около 2,5 тыс. человек. По данным полиции, в целом акция прошла без проявлений насилия. Немецкие СМИ, в свою очередь, писали о том, что обстановка в городе накалилась, и что присутствие полиции на демонстрации было усилено нарядами из Саксонии, Саксонии-Анхальт, Берлина, Нижней Саксонии и Бранденбурга.

В «траурном марше» в Кётене участвовали праворадикалы и неонацисты из близлежащих федеральных земель. На многих были футболки с популярными в неонацистских кругах надписями и логотипами. Участники акции выкрикивали оскорбительные расистские и ксенофобские лозунги.

В демонстрации в Кётене участвовали около 2,5 тыс. человек

Не обошлось и без призывов к насилию. На митинге, которым завершилась демонстрация, основатель Thügida – отделения ксенофобского движения Pegida в Тюрингии – и бывший член праворадикальной партии НДПГ Давид Кёкерт (David Köckert) заявил, что «против немецкого народа ведется расовая война» и потребовал от присутствующих «перестать быть блеющими овцами, а превратиться в волков и рвать в клочья». Другие выступавшие призывали 9 ноября пройти маршем протеста до Берлина.

Давид Кёкерт

Одновременно с «траурным маршем» в городе прошла демонстрация, организованная левыми группировками. В ней участвовали около 200 человек.

В Восточной Германии доля мигрантов ниже, чем в Западной. Тем не менее, создается впечатление, что неприязнь по отношению к иностранцам ощущается тут сильнее. В чем причины?

Антимиграционная демонстрация в Хемнице, 27 августа

Чтобы лучше понять это, нужно вспомнить, что происходило здесь после падения Берлинской стены, – уверена Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции федеральной земли Саксонии.

Восточные немцы с эйфорией восприняли объединение Германии и обретенную свободу, однако вскоре многим стало казаться, что государство бросило их на произвол судьбы.

Унылые панельные дома времен ГДР. Здесь, в саксонском городе Борна, в таких многоэтажках живут те, кому нужна помощь государства.

Унылые панельные дома времен ГДР

Саксонский министр по вопросам равноправия и интеграции подъезжает в дорогом служебном автомобиле. Петра Кёппинг хочет объяснить местным жителям, почему социальное пособие в Германии получают не только немцы, но и беженцы.

Петра Кёппинг

«Это то, что многие ожидают от политики: нужно объяснять, а не просто бросаться цифрами, мол, столько и столько. Вы объясняете, на что тратятся деньги»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

Сразу начинается дискуссия.

«24 миллиарда евро находится в резерве для помощи беженцам»
Вольфганг Остеркамп, Инициатива помощи безработным и нуждающимся, Лейпциг.

Атмосфера в зале напряженная. Здесь нет ни так называемых разгневанных граждан, ни неонацистов, и, тем не менее, собравшиеся так же считают, что социальная помощь для беженцев должна быть меньше, чем для немцев.

Мнение нескольких присутствующих мигрантов никого не интересует. Петра Кёппинг пытается за них заступиться.

Петра Кёппинг

«Мне важно, чтобы люди, которые нуждаются в помощи и поддержке, не выступали друг против друга. Я всегда говорю: когда бедные ссорятся – богатые радуются»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

В конце встречи молодая мигрантка решается обратиться к министру. Она хочет кое-что уточнить насчет выплат для беженцев, ведь как только они начинают зарабатывать собственные деньги, они должны сами оплачивать место в общежитии.

«15 евро в день вы должны платить за то, что у вас нет ничего собственного. И на оставшиеся деньги вы должны еще есть, пить, покупать в транспорте билеты… и за все платить из собственного кармана. Вот как раз люди, у которых есть предрассудки, и они их не стесняются, усложняют интеграцию для тех, кто хочет интегрироваться».

Предрассудки, разочарование и злоба. Социал-демократка Петра Кёппинг беспокоится за будущее демократии, особенно на востоке Германии.

В поисках объяснений она не раз приходила к мысли о том, что причина в том, что чувства и переживания восточных немцев после исчезновения ГДР и объединения Германии не были как следует переосмыслены. На эту тему Кёппинг написала книгу.

Петра Кёппинг

«Многие люди были тогда отправлены на пенсию в возрасте 50 – 55 лет, а это ведь середина жизни! Они были лишены возможности участвовать в развитии общества. Речь ведь не всегда идет только о деньгах – важно иметь возможность участвовать в жизни общества»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

Будь то нуждающиеся, или обиженные, на таких встречах с гражданами, как в Дрездене, Кёппинг ощущает преобладание правых настроений в Саксонии. Не интеграция интересует людей, а быстрое выдворение беженцев из страны.

«Поэтому в настоящее время канцлер Германии посещает страны по всему миру, чтобы договориться… (шум и смех в зале). Вам придется немножко потерпеть, чтобы я смогла все объяснить»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

«Сколько денег уже потратило ваше министерство?».

«Я смотрю не только Ютуб и какие-то там каналы с теориями заговора – новости на канале ARD я тоже смотрю».

Заброшенные карьеры по добыче бурого угля можно увидеть в Саксонии еще во многих местах. После объединения Германии многие люди остались вдруг ни с чем, чувствовали себя обманутыми Западом, но можно ли этим объяснить насилие и расизм?

Кёппинг не хочет никого оправдывать. Сама она в переломные времена работала мэром и главой административного округа, отремонтировала районное управление в Борне, и, тем не менее, она тоже считает, что ее заслуги не были оценены по достоинству.

Антимиграционная демонстрация в Хемнице, 27 августа

«На работу взяли многих их ХДС. Это мне было знакомо с прежних времен – со времен социалистической партии ГДР. Тогда я решила для себя, что не буду больше заниматься политикой. Я чувствовала, что меня не ценят и мои достижения не признают»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

Но все же потом она сменила решение. К счастью, – говорят те, кто так же, как и здесь, в Лейпциге, борются против правого экстремизма и за демократию. Учителя, социальные работники и волонтеры – вот те, кто дает Кёппинг надежду. Им министр готова помогать не только деньгами.

Петра Кёппинг

«С теми, кто верен демократическим ценностям и готов ими делиться, мы защищаем демократию и гражданское общество на местах. С ними мы на равных. И я думаю, некоторые изменения уже есть»
Петра Кёппинг, министр по вопросам интеграции в Саксонии.

Кажется, в Саксонии начинают серьезно относиться к проявлениям ненависти. Петра Кёппинг собирается снова принять участие в выборах в ландтаг в следующем году, как министр по интеграции для всех обделенных в Саксонии, – неважно, мигрантов, или немцев.

Между тем эксперты (мнение которых, в частности, приводит телеканал «Deutsche Welle») объясняют взлет АдГ не только промахами действующих политиков, но и общим ослаблением двух крупнейших немецких партий, до недавних пор пользовавшихся традиционной поддержкой электората – СДПГ и блока ХДС / ХСС.

Партии, которые хотят охватить широкий спектр избирателей, больше не способны привлечь людей из разных социальных слоев, отмечает политолог Карстен Грабов (Karsten Grabow).

Похожая тенденция прослеживается не только в Германии.

Херфрид Мюнклер

Во многих других странах, к примеру, в Италии, традиционные партии теряют поддержку населения, что играет на руку правым популистам. Такого мнения придерживается и политолог Херфрид Мюнклер (Herfried Münkler), который считает, что концепция традиционных партий «явно устарела».

Алексей БЕЛОУСОВ

Добавить комментарий

Войти с помощью: