Немцы попросили прощения за одесский «Бабий Яр»

В Одессе прошли траурные мероприятия в память о Холокосте. В конце октября 1941 года всего за одну ночь здесь были уничтожены 23 000 евреев. Эта расправа вошла в историю как одесский «Бабий Яр».

Сейчас в живых остался единственный свидетель тех страшных событий – это 93-хлетний Михаил Заславский.

Центр Одессы. Тут возводят престижные дома и современные детские площадки. Ничто не напоминает о том, что 77 лет назад тут были военные пороховые склады. Тут во время войны произошла трагедия, получившая название одесский «Бабий Яр».

В ночь на 23 октября 1941 года через несколько дней после оккупации Одессы гитлеровским Вермахтом и его румынскими союзниками, тут были уничтожены более 23 000 жителей – дети, женщины, мужчины и старики – преимущественно евреи. Их загнали в бараки и сожгли живьем.

93-хлетний Михаил Заславский – на сегодня единственный живой свидетель тех событий:

Михаил Заславский

«Нас отправили в 121-ю школу, это была новая школа, четырехэтажная. Там нас продержали до утра. На следующий день под лай собак, под удары прикладов нас по Старопортофранковской погнали всех скопом в тюрьму. По обеим сторонам дороги стояли жители, мои товарищи, одноклассники, их родители, которые тоже не могли ничем помочь, тоже были удивлены. Но были и подонки, которые подбегали, вырывали из рук поклажу. Нас пригнали в тюрьму. Загнали по 16 человек в камеры, предназначенные для одного-двух человек, без разбору, всех подряд — женщины, старики или дети. Не выпускали ни в туалет, никуда. Всем, извините, пришлось испражняться прямо там – а я был парень уже, 16 лет, а там молодые женщины… 22 октября, в 16 часов, взорвали здание комендатуры на Маразлиевской. Виноваты были, конечно, евреи. Наутро погнали нас в пороховые склады. Как только мы зашли – я нес пятилетнего братишку на плечах, – его моментально сорвали у меня с плеч, я получил в спину страшный удар, и меня отбросили в сторону, где стояли мужчины и старики. Нас отправили в самый крайний из складов».

Тогда Михаилу Александровичу было 16 лет. Ему удалось перепрыгнуть через горячие балки барака и убежать. В огне погибли его мать, тетя, четверо братьев и сестер.

В советское время об этой трагедии предпочитали умалчивать. Не особо хотят говорить об этом и сейчас, – уверен директор музея Холокоста Павел Козленко, – причем не только в Украине, но и в Румынии, и в Германии.

Музей Холокоста в Одессе – это, скорее, волонтерский проект энтузиастов, которые смогли собрать в архивах информацию о трагедии 22 октября 1941 года.

«Нужно совместно разобраться, что происходило тогда, чтобы не было этого в будущем, – это первое. И второе, что мы должны совместно эту память сохранять. Сегодня вся эта память брошена на еврейские организации, либо общественные организации. Это неправильно. Получается, что вначале этих людей убили, а теперь убивают память о них»
Павел Козленко, директор Одесского музея Холокоста.

Каждый год в Одессе вспоминают о жертвах той трагедии. Сюда к памятнику приходили в основном члены местных еврейских организаций. В этом году траурный митинг проходит при участии дипломатов Германии и Румынии.

Это происходит впервые, и стало возможным благодаря инициативе главы немецкого центра «Либеральная современность» Марилуизы Бек.

В прошлом году, посещая в первый раз Одессу, она узнала о зверской расправе над евреями в этом городе и была шокирована тем, что о гибели в одну ночь более 23 000 евреев в Одессе в Германии почти ничего не знают.

Марилуизе Бек

«Объяснение этому очень простое. Немецкая культура исторической памяти очень сильно связана с посещением мест трагедий, лагерей смерти, где происходило массовое уничтожение. Ты видишь эти печи в концлагерях – это очень сильная иллюстрация того, что случилось. К тому же есть выжившие, которые рассказывают об этом. Тут в Одессе мы имеем дело с гуманитарной катастрофой, следов которой почти не осталось, нет и выживших, которые могут что-то рассказать»
Марилуизе Бек, глава немецкого центра «Либеральная современность», экс-депутат Бундестага.

На церемонии выступили Одесский камерный оркестр и хор из Бремена, города-побратима Одессы, возложили цветы к памятнику жертвам Холокоста на месте бывшего военного городка (Люстдорфская дорога, 27) и прочли поминальную молитву.

Максим Степанов

«Оккупанты, которые захватили Одессу в октябре 1941 года, устраивали облавы, задерживали и уничтожали людей не только в Одессе, но и в Дальнике, Богдановка, Березовке и других местах. Холокост – символ наибольшего проявления ненависти в истории человечества. Мы должны всегда помнить об этой трагедии и сделать все, чтобы не допустить в будущем подобного реванша абсолютного зла. Потому что это трагедия не одного народа, а всего человечества»
Максим Степанов, председатель Одесской облгосадминистрации.

Глава региона поблагодарил присутствующего на мероприятии свидетеля трагических событий того времени Михаила Заславского за его мужество и свидетельства:

«Я услышал звук мотора. Подошла машина, и все это облили бензином или горючей смесью и подожгли. Когда это все загорелось, край строения прогорел и образовалась дыра. Я рванулся в эту дыру. Сразу заработал пулемет на вышке. Я слышал вскрики. Я слышал падения тел. Я обернулся – и видел, что остальные склады горят, и пламя вихрем бьется в небо. Передо мной было кукурузное поле, початки были уже убраны, только стволы стояли. Между ними, виляя, я добежал до лесной посадки. Там я упал, как говорится, бездыханным. Пролежал до вечера. Вечером огородами, «задами», как говорят в Одессе, выбрался – поскольку я хорошо знал свой город, я ведь был мальчишка, который кругом «нырял». Пробрался до польского кладбища, там и переночевал. На кладбище, в склепе. Пробыл я в этом склепе еще день, без еды, без воды, и на следующую ночь я ушел в город – через Товарную станцию, одесситы знают… То, что я пережил за время оккупации, следующие два с половиной года, в течение двух минут не расскажешь. 10 апреля 1944 года освободили Одессу, а 11-го я был уже в армии».

Михаил Заславский, в свою очередь, выразил надежду, что наступит время, когда все войны прекратятся.

На старую Люстдорфскую дорогу — место, где погибла его семья, — дядя Миша, как зовут Заславского в Одессе, ездит на трамвае.

В церемонии также приняли участие послы ФРГ Эрнст Райхель и Румынии Кристиан-Леон Туркану, председатель областного совета Анатолий Урбанский, руководство городского совета, директор отдела Восточной Европы Центра Либеральной современности и депутат Бундестага Марилуизе Бек, представители Одесской региональной ассоциации евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей, руководство Музея жертв Холокоста, родственники погибших.

Марилуизе Бек

«Мы не знали, что в этом городе находится маленький Бабий яр. Мы стоим на месте, где находится кладбище. 25 тысяч людей были сожжены здесь за одну ночь. Огромное преступление совершили немецкие оккупанты вместе с румынскими офицерами. Инициатором всего этого страха была Германия. Нам было стыдно, когда узнали, что здесь происходило и что мы об этом не знали. Мы решили вернуться сюда, чтобы попросить прощение за страшные преступления, которые произошли в этих и других местах»,
– сказала Марилуизе Бек.

Со сцены траурного митинга зачитали письмо канцлера Ангелы Меркель к жителям Одессы, в котором она принесла слова извинения немецкого народа, который не забывает о своей исторической ответственности.

Марилуизе Бек с канцлером Ангелой Меркель

Напомним, что 22 октября 1941 года, в здании НКВД на ул. Маразлиевской, в котором по занятию города расположились румынская военная комендатура и штаб румынской 10-й пехотной дивизии, произошел взрыв радиоуправляемой мины, заложенной туда саперами Красной армии еще до сдачи города советскими войсками.

В результате мощного взрыва здание частично обрушилось. Под обломками погибло 67 человек, в том числе 16 офицеров, среди которых был румынский комендант города генерал Ион Глогожану. Ответственность за взрыв была возложена на евреев и коммунистов.

Макет в одесском музее Холокоста реконструирует пожар пороховых складов

В ответ за взрыв комендатуры румынские войска и прибывшая в Одессу германская «айнзатцгруппа» 23 октября провели акцию по уничтожению от 5 тыс. до 10 тыс. заложников, многие из которых были евреями. После войны в массовых могилах было найдено более 23 000 трупов.

Сегодня о тех страшных событиях напоминают три памятника жертвам нацизма да ежегодные митинги-реквиемы.

Группа одесских общественников «Мемориальный городок» уже не один год борется за то, чтобы эта территория не застраивалась.

В пятидесятых годах на месте казней был построен военный городок — около 70-ти одноэтажных и двухэтажных домов. И тогда это было кощунством – строительство шло буквально на костях.

В 2008 году при очистке территории под будущий многоквартирный дом экскаватор вывернул из земли человеческие останки. Застройку прекратили на фоне многочисленных протестов еврейской громады и потрясенных общественников.

К сожалению, народная тропа к мемориалу зарастает. Крест практически не виден из-за ветвей шелковицы.

Тем не менее, идея, которая высказывается еще с конца 90-х, о создании на месте братской могилы сквера (парка) с мемориальным комплексом для увековечивания памяти жертв, так до сих пор и не реализована.

Не исключено, что здесь, возле памятника жертвам Холокоста в Одессе, в скором времени будут установлены памятные таблички на иностранных языках, и место памяти будет включено в туристические маршруты.

Маске, венчающей небольшой постамент, кто-то из местных умудрился отбить нос. Интересно, что еще пару лет назад сквер хотели благоустроить и возвести в нем небольшую часовенку, но планы эти остались на бумаге.

Немецкий центр «Либеральная современность» планирует провести такую работу в отношении более чем 1 000 мест массового убийства евреев не только в Украине, но и в странах Балтии, Польше, Белоруссии и Молдавии.

Это нужно не мертвым, это надо живым. Чтобы история, которая развивается по спирали, никогда не повторила подобного чудовищного геноцида на новом витке развития цивилизации.

Алексей БЕЛОУСОВ

В Одессе, на месте бывших пороховых складов (между 2-й и 3-й станциями Люстдорфской дороги), прошла церемония в память горожан, зверски убитых фашистами в октябре 1941 года.

0