Что принесла Украине революция?

Во всем мире гибель аэробуса вызвала острое сочувствие к России. Исключением стали украинские русофобы и французский журнал «Шарли Эбдо». Для первых гибель 224 человек стала поводом для патологического ликования. Для «Шарли Эбдо» – предлогом для очередной демонстрации своего извращенного сознания. Остановимся на Украине.

Остановимся на Украине, точнее на том, что так называемая «новая власть» принесла этой стране.

Перечень, увы, самый удручающий:

— сильнейший вирус ненависти к России и всему русскому, который был привит части жителей страны и, прежде всего, ее молодежи;

— обострение олигархических войн;

— разрастание коррупции;

— самые грязные за историю выборы;

— и многое другое в том же духе.

То, мимо чего невозможно пройти, то, что невозможно забыть – это то, как буквально визжали от радости пользователи социальных сетей на Украине, когда все люди содрогнулись от горя. Пассажирский самолет потерпел крушение над Синаем, погибло 224 человека.

Анатолий Шарий

«То скотство, которое я видел, начиная с утра, по поводу комментирования этой трагедии людьми, которые выдают себя за украинцев, я подчеркиваю, выдают себя за украинцев, потому что вот такого рода животные национальности вообще не имеют» (Анатолий Шарий, медиаэксперт).

Одно «из такого рода животных» (хотя, причем тут животные) перешло вообще все границы, которые только можно было перейти, когда речь идет о гибели стольких людей:

«В Египте упал самолет. Настроение у меня будет хорошее, ну, до вечера, как минимум. Может быть еще и завтра буду так делать: «Крым ваааш!» – Я надеюсь, вы кричали это, когда падали вниз».

Максим Волох

Это существо – блогер Максим Волох из города Васильков Киевской области. Его двадцатиминутный ролик с оскорблениями жертв катастрофы и чудовищным восторгом по поводу их гибели ужаснул многих. На ютубе ролик был заблокирован через несколько часов, но социальные сети продолжали захлебываться ликованием:

«Ребята, заготавливаем шутки о мертвых русских туристах, хочу праздника в ленте».

«Мертвая русня! Мертвая русня!»

Они не просто радуются смерти, многие бы, мне кажется, с удовольствием убивали бы сами. И детей бы топтали. В конце концов, вспомните бандеровцев времен Второй мировой войны. Те кишки выпускали людям, женщинам беременным, вырезали детей, и считали, что они герои Украины. А теперь этим героям Украины: «Слава!». Чего еще можно ждать от этих людей…

Но такие на Украине, к счастью, далеко не все.

Богдан Безпалько

«Были хорошие люди, которые даже ухитрялись прикреплять к посольству России таблички с надписями, что мы один народ, и что мы скорбим вместе с вами. На мой взгляд, сейчас на Украине это подвиг» (Богдан Безпалько, кандидат исторических наук).

Подвиг, это верно. Вот как отчитывает украинцев, посмевших выразить сочувствие, киевский политолог Юрий Романенко, который, кстати, весной сам призывал убивать российских журналистов в зоне АТО:

«Можно утешать себя, что мы самые благородные и добрые, только если завтра Путин скажет наступать на Украину, то вся оголтелая 90-% орда полезет сюда и плевать им будет, какие цветочки вы раскладываете у российского посольства. И сколько бы вы не напоминали про цветочки, инфантильные вы дебилы, по вам будут стрелять из пушек и «градов» (Юрий Романенко, директор Центра политического анализа «Стратагема»).

Юрий Романенко

Это море ненависти, фактически, стало содержанием всей украинской идеологии. Полное отсутствие нравственности, оправдание любого преступления, это и есть содержание подобных людей.

Так было и в Одессе 2 мая 2014 года в Доме профсоюзов. Людей жгли без сожаления. И тут же в киевских телестудиях бравировали этим.

«Мы пошли к лагерю сепаратистов на Куликово поле. Мы взяли его, лагерь уничтожен, часть сепаратистов забежала в здание».

Погибших, своих же соотечественников, называли «ватниками» и «жареными колорадами». Процесс расчеловечивания украинского общества начался еще тогда, и это тоже соответствует духу украинского национализма.

На прошлой неделе в Одессе прошел митинг в память тех событий. Радикалы нападали на мирных людей, вырывали фотографии погибших людей и сжигали их еще раз.

А в это время Совет Европы огласил свой отчет о результатах расследования одесской Хатыни:

«Качество расследования было недостаточным, власти не удалось показать тщательность и усердие в инициировании и проведении расследований (Турбьёрн Ягланд, генеральный секретарь Совета Европы).

Турбьёрн Ягланд

Другими словами, расследование было замотано. Его попросту не было.

«Мы все знаем, кто является тем преступником, который прямо ответственен за эту одесскую Хатынь. И с самого начала все это прекрасно понимали и знали. Пока виновные в одесской Хатыни находятся у власти на Украине, на своих местах, конечно же, ожидать расследования не приходится» (Владимир Корнилов, директор Центра евразийских исследований).

Владимир Корнилов

Понятно, что сроки окончания расследования одесская прокуратура называть не торопится. Тем более, что прокуроров сейчас заботит другое. Обстановка в Киеве накалена. Во вторник стреляли в окно генерального прокурора Украины Виктора Шокина. Три пули выпущены снайпером с соседнего дома. Спасло Шокина то, что стекло было бронированным.

Виктор Шокин

А за несколько дней до этого был арестован лидер партии «УКРОП» Геннадий Корбан.

С 5 ноября он под домашним арестом. Ему инкриминируют похищение детей и кражу 40 миллионов гривен из фонда бойцов АТО.

Но это больше похоже на разборки между олигархами, чем на борьбу с коррупцией, уверены аналитики. Корбан – деловой партнер Игоря Коломойского. Украина вступает в новый виток олигархических войн. И главная действующая фигура здесь – бизнесмен-президент Порошенко.

Олигархические войны неизбежны, они идут, они будут разгораться все сильнее и сильнее. Нет разницы: Порошенко убьет Коломойского, или Коломойский убьет Порошенко. Все равно дальше они начнут кушать своих союзников. Вот если Порошенко скушает Коломойского, то понятно, что за Коломойским он скушает Тимошенко, Ляшко и так далее. А потом на десерт он скушает Ахметова. Потому что на Украине не осталось ресурсов на двоих.

Украина сейчас представляет собой что-то среднее между латиноамериканскими государствами и Сомали. Во-первых, там есть люди, у которых существуют свои собственные частные армии, свои собственные частные вооруженные отряды. Есть олигархи, у которых достаточно большие ресурсы и такие же амбиции по сохранению хотя бы своих ресурсов.

И есть один из олигархов, который стал президентом, и который пытается выстраивать жесткую, вовсе не демократическую, вертикаль власти для того, чтобы, в том числе, увеличить свои собственные активы, что он успешно делает  последнее время. Личные активы Порошенко увеличились в семь раз. Активы его банка выросли в два раза.

На этом фоне на Украине идет подготовка ко второму туру местных выборов. Они пройдут в 29 городах страны, в том числе и в Киеве. Но украинцы еще от первого тура не отошли. Киевских политолог Константин Бондаренко сказал:

«Это была самая короткая и при этом самая грязная кампания за всю историю Украины» (Константин Бондаренко, председатель фонда «Украинская политика»).

Константин Бондаренко

Оказывалось очень большое давление и на представителей оппозиционного блока, и на тех, кто выступал от других партий, но в оппозиции к действующему режиму Порошенко. Было всего зафиксировано более 1000 нарушений, причем довольно грубых, когда, например, наблюдателя пырнули ножом; кого-то пытались избить; кого-то просто выбросили с территории избирательного участка.

А ведь еще были и захваты избирательных участков в Одессе, и фальсификация результатов, и подкуп избирателей. А в Мариуполе и в Красноармейске участки вообще не открылись.

В общем, украинская демократия, о которой так долго говорили на Майдане, вот она – налицо. При этом ОБСЕ признала выборы на Украине законными и демократичными, и это тоже не удивляет.

Кстати, неделю назад украинские СМИ сообщили об убийстве блогера Максима Волоха, того самого блогера, что глумился над погибшими в авиакатастрофе людьми. Его якобы зарезали в собственной квартире. Однако в демократической Украине после стольких смертей и убийств это убийство не выглядит чем-то особенным.

Если оно, конечно же, было. Поскольку полиция так и не возбудила уголовное дело по факту преступления. А значит, официально факт смерти Максима Волоха не был зарегистрирован.

Виктор КОЛМОГОРОВ

Добавить комментарий

Войти с помощью: