Что скрывает детский дом в Борках Тюменского района?

Накануне вечером небольшой отряд общественных активистов и журналистов нежданно нагрянул в детский дом Борки, куда к 1 сентября перевели 12 детей из скоропостижно закрытого детского дома №66 Тюмени. Из борковского сиротского заведения 24 сентября сбежали 2 воспитанницы: Люба и Настя (16 и 15 лет – обе сироты). Начался скандал с розыском, поиском, поимкой беглянок в Тобольске, и выдворение их назад — в тот же детдом, откуда они сбежали; вернули — несмотря на письменные жалобы на рукоприкладство и кое-что еще криминальное. Сказать, что активистам из Тюмени были вчера вечером не рады сотрудники Борковского детдома  – это ничего не сказать. Лучше посмотреть видеоотчет в конце этой статьи. Три часа, проведенные в Борковском детском доме, убедили нас только в одном – жалобы девочек-беглянок выглядят весьма убедительно. 

Предыстория вопроса

24 сентября девочки ушли из детского дома, поехали в Тобольск и передали свое письмо депутату Тобольской городской думы от партии КПРФ Юрию Юхневичу, в котором рассказали о нарушениях в детдоме. В письме говорилось, что девушки убежали от «рукоприкладства, постоянных оскорблений и публичного унижения» сотрудниками детского дома. Юхневич передал заявление в прокуратуру.

jcf0TQZm_Go

В ночь с 27 на 28 сентября беглянок насильно вернули обратно в детский дом села Борки. Как верно подметили наблюдатели: это если бы потерпевшего от насилия человека подселили в камеру к своему истязателю.

Известно, что в отношении потенциальных жертв предполагаемого семейного насилия органы опеки действуют в Тюмени гораздо жестче – детей изолируют и параллельно уже разбираются в деталях. Но опекуном всех детей, без исключений, в детском доме Борки является его директор Татьяна Нелаева. И почему-то девочек вернули именно туда, где к ним, по их словам, применяли «рукоприкладство,  постоянные оскорбления и публичное унижение».  Интересное обстоятельство. Еще более шокирующим выглядит заключительная часть обращения девочек. Выдержка из письма, последний абзац:

«Были случаи, когда девочки беременели в том числе и мы тайком нас заставляли пить таблетки, чтобы вызывали у нас выкидыш».

И далее пишут еще про угрозы отправить в психиатрическую больницу в Винзилях. Значит, психиатрия приобрела опять карательные функции, как в 70-х годах прошлого века, во времена СССР, — раз персонал детдома пугает ею сирот.

Если у ребенка не сложились отношения с учителями (или с детьми) в какой-нибудь школе, и ситуация зашла в тупик, то добрый родитель (опекун) переводит его в другую школу, позволяя сохранить психическое (а значит и физическое) здоровье несовершеннолетнего человека. Почему «добрый» опекун и профессиональный педагог Татьяна Нелаева предпочла  довести ситуацию до крайностей: побега (реализация  которого представляла реальную угрозу для жизни девушек) – вот хороший вопрос!

У семи нянек

После их возвращения бюрократическая машина «должностного контроля» заработала во всю силу: в детский дом каждый день приезжали по нескольку комиссий сразу: из прокуратуры и следственного управления, районного и областного департаментов образования. Люди в строгих костюмах днями кого-то опрашивали, а в это время в закрытой комнате, как птицы в клетке, сидели девушки, явно нуждавшиеся в хорошей психологической помощи. Представьте себе, как рисковали две девчонки, уехав автостопом за 400 километров — до Тобольска.

Как заявляла прежде одна из сотрудниц из областного управления полиции: «Оснований полагать, что против них были совершены противоправные действия, нет».

Городское влияние

Тут в историю вмешались случайные обстоятельства, в виде двух общественных активисток — Ксении Юшкевич и Екатерины Кальниченко, которые захотели навестить своих знакомых – бывших воспитанников тюменского детского дома № 66, которых в конце августа перевели в детский дом Борки.

Во время своего визита они познакомились с Любой и Настей. Девочки попросили тюменок о помощи. Позже в беседе по телефону они рассказали им, что еще в июне месяце этого года обе были беременны. (Полная версия беседы — в видеосюжетах, после статьи) По словам девочек, 3 июля 2015 года Любу вызвала директор и предложила выпить 2 таблетки «которые помогут», в альтернативу предлагала поездку в Винзили (девочки уверяют, что речь шла о психиатрической лечебнице, куда могут определить очень быстро). Таблетки были выпиты, и далее произошел выкидыш. Никакой медицинской помощи им никто не оказывал. 13 июля Любу отправили в больницу с диагнозом — острый аппендицит, и лечили там только от этого. Затем Любу направили в Тюменский центр реабилитации и индивидуального психолого-педагогического сопровождения подростков, склонных к употреблению психоактивных веществ «Ступени», расположенному г. Тюмень, Салаирский тракт, 23 км. Не знаю, что в направлении было с диагнозом. Но как заявила нам вчера на встрече директор Татьяна Нелаева, Люба отнесена официально к группе «особого внимания» — она курила.

Как говорится в положении центра «Ступени»: «В учреждении организован летний отдых указанной категории несовершеннолетних на базе реабилитационного центра через систему оздоровительно-трудового лагеря». Подробнее о деятельности центра можно прочитать по ссылке.

В таких условиях Люба провела там остаток каникул. А после возвращения в детский дом начались конфликты с директором и одной из воспитательниц.

Незваные гости

По заверениям тюменок  Ксении Юшкевич и Екатерины Кальниченко, никто из персонала в предыдущие визиты не интересовался: кто они и зачем приехали, к детям допускали без разбора. 28 сентября девочек уже «закрыли», и встреча не состоялась, однако они успели передать записку.

Тогда обеспокоенные судьбой и здоровьем несовершеннолетних общественные активистки и решили убедиться, что в отношении девушек не совершается противоправных действий. Зная, что их привезут из Тюмени со следственных действий около 17 часов, небольшой тюменский десант подъехал тоже к указанному времени к Борковскому детскому дому.

Директора учреждения Татьяны Нелаевой не оказалось на месте, как пояснили нам:  она работает до 17 часов, а потом уезжает за 30 километров – к себе домой.

kzhZ8VgY0WQ

Сотрудники детского дома категорически отказали нам в свидании с Любой и Анастасией. Хотя все остальные дети беспрепятственно гуляли и на улице, и на территории во дворе школы. С ними можно было вступать в беседу, задавать вопросы. Даже на ужин в столовую девочек, как мы видели из окна, сопровождал какой-то крепкий мужчина. На наши предложения просто привести Любу и Настю, чтобы мы убедились, что с ними все в порядке, нам ответили повторным отказом.

Нас стращали нарядом полиции.

Тогда пришлось звонить дежурному прокурору Тюменской области, чтобы сообщить о странном поведении сотрудников детского дома, о записях телефонных разговоров с девочками и о записке, в которой они просят помощи, так как им угрожают расправой за вынос «сора из избы».

записка

Прокурор Денисов посоветовал нам написать заявление в полицию, указав все эти факты, пообещав, что меры для защиты интересов, жизни и здоровья несовершеннолетних будут приняты.

Около 20 часов приехала к нам директор детдома Татьяна Нелаева.

Директорским взглядом

Она рассказывала о том, как у них хорошо детям, призывала нас к сотрудничеству. В пример благодатных форм ее проявления приводила телекомпанию «Регион Тюмень», чья съемочная группа делала позитивный сюжет о жизни детдома 28 сентября, разговаривала с воспитанниками. Правда, как выяснилось, Люба и Настя в съемках не участвовали, до журналистов их так и не допустили. То ли концепция сюжета не позволяла, то ли боялись.

Нелаева подтвердила информацию, полученную из разговора с Любой, что девушку срочно собираются опять, повторно отравить в центр реабилитации «Ступени», и должно это случится, буквально «завтра, 1 октября утром. Девочка сама пожелала ехать туда». В чем необходимость помещения девочки на объект со строгой системой, где даже телефоны забирают, директор нам так и не смогла толком объяснить.

Во встрече с беглянками нам Нелаева отказала. Говорила о позднем времени, что она, как опекун «обязана заботиться о сне и отдыхе подопечных».

Как сообщили ребята из детского дома, после нашего отъезда около 22 часов в учреждение приехали сотрудники следственной группы, которые провели очередные допросы Любы и Насти. Для следователей отдых несовершеннолетних, значит, не был таким чем-то неприкосновенным.

Хорошее познается в сравнениях с плохим

Всю дорогу обратно в Тюмень Ксения Юшкевич и Екатерина Кальниченко возмущались порядками в Борковском детском доме. Им было с чем сравнивать. Ведь в предыдущие годы они часто бывали в последнем, а ныне уже закрытом, тюменском детском доме №66.

«Тюменский детдом – был исключительным, он был образцово – показательный, открытый. Там просто не могло произойти такого. И мы, как чувствовали, были огорчены из-за того, что детей перевезли в Борки. «Наши тюменские» дети рассказывают, что там еду не готовят на кухнях, а все едят в столовой. Из кранов течет ржавая вода. А теперь оказывается, что ребенок тут может еще и забеременеть, и чтобы скрыть этот порочащий для заведения факт, ситуация может развиваться в таком диком воплощении».

По мнению Ксении и Екатерины, закрывать надо такие детские дома как в Борках, оставляя лучшие — тюменский под номером №66. Уже неделю девушки собирают подписи под своей петицией. В городе у детей было больше возможностей для получения современного образования, и условия содержания в Тюмени несоизмеримо лучше, чем в Борках. Большинство бывших воспитанников детского дома №66 поступали в ВУЗы г.Тюмени и области. Кроме того, у учреждения был большой и заботливый совет попечителей, и сообщество волонтеров, помогающих сиротам адаптироваться к реалиям современной жизни. К 14 часам на сайте Сhange.org обращение подписали уже более 53 тысяч человек.

Видеорепортаж Евгения Котова о пребывании отряда общественных активистов и журналистов в Борковском детском доме 30 сентября вечером.

А это запись беседы с Любой вечером 29 сентября 2015 года.

Лара НЕКРАСОВА

0