Три тюменца подали заявления о личном банкротстве

Представители Роспотребнадзора, общественных организаций и учебных заведений и юридических компаний обсудили на круглом столе в Общественной палате г. Тюмени теорию и практику применения нового закона о банкротстве физических лиц. Этот закон, уже несколько лет пугающий многих обывателей, вступил в силу 1 октября 2015 года.

Игорь Костиков уверен, что закон о банкротстве — последняя надежда на досудебное урегулирование

Чтобы гражданин мог объявить себя банкротом, он обязан документально подтвердить свою неплатежеспособность, сумма долга должна превышать 500 тысяч рублей, а платежи просрочены не менее чем на три месяца. При этом гражданин может сам подать заявление в Арбитражный суд о признании его банкротам — либо это вправе сделать кредитор или иные уполномоченные органы.

«Суть закона заключается не в том, чтобы разорить человека, а в том, чтобы призвать кредитора и заемщика обсудить проблемы до обращения в суд» — уверен председатель совета Общероссийской общественной организации потребителей «ФинПотребСоюз» Игорь КОСТИКОВ. Игорь Владимирович сообщил, что организация при поддержке Центробанка и Роспотребнадзора предложила Кодекс по досудебному урегулированию просроченной задолженности. «Такой кодекс есть во всех странах, где существует закон о банкротстве физических лиц, — подчеркнул глава «ФинПотребСоюза». — Но граждане должны понимать, что банкротство — это не легкое и приятное освобождение от долгового бремени. Ваша семья будет полностью открыта, финансовый управляющий может прийти в любое время, когда захочет, а информация о том, что и как вы делаете, становится публично доступной. Думаю, что в таких условиях эмоционально тяжело жить, и это не на один месяц, а на годы. Пока некоторые граждане испытывают эйфорию, рассчитывая просто аннулировать долги и решит проблемы — но после столкновения с реальностью она пройдет».

Тюменское отделение «Финпотребсоюза» провело мониторинг общественного мнения жителей Тюмени, Тобольска, Ишима и Ялуторовска по вопросам закона о банкротстве физических лиц. Свыше 70 процентов опрошенных знают, что гражданин может сам инициировать процедуру собственного банкротства, более 60 процентам интересна дополнительная информация по этому вопросу, но почти 40 процентов респондентов считают, что им могут помочь так называемые «раздолжнители». Это те самые конторки, чьими объявлениями исписаны все столбы и стены в городе. Так как ценник на их услуги от 100 тысяч рублей за подачу заявления, то настоящему банкроту они, чаще всего, не по карману. По закону, цена вопроса для гражданина — это 10 тысяч рублей за подачу заявления о банкротстве и 2 процента от стоимости реализованного имущества в качестве вознаграждения финансовому управляющему.

Председатель территориального комитета НП СРО «Межрегиональный центр экспертов и профессиональных управляющих» Игорь КРАВЧЕНКО сообщил, что в организацию поступает масса звонков от тюменцев, интересующихся деталями и стоимостью процедуры банкротства. «Люди думают, что заплатят 10 тысяч рублей, и на этом все закончится, — комментирует Игорь Викторович. — Но в Арбитражный суд пока поступило только три реальных заявления, а банки тем более не горят желанием начинать эту дорогостоящую процедуру».

Юристы считают, что необходимо разъяснить населению все детали личного банкротства

Во многих случаях банкротство должника (особенно, если с него нечего взять) невыгодно самому банку: организация финансового управления банкротством физического лица для кредитора может по стоимости превысить сумму взыскиваемого долга и затянуться на месяцы и годы. Представители защиты прав потребителей в финансовой сфере уверены, что закон повысит ответственность обеих сторон — граждан и банков, а также снизит порочную практику навязывания кредитов.

«Необходимо повышение правовой культуры и финансовой грамотности населения, — уверен директор Центра медиации ТГАМЭУП Юрий ДАРОВСКИХ. — Стороны должны сесть за стол переговоров и выяснить, что можно сделать до применения крайней меры в виде банкротства. Например, решением предбанкротной ситуации могла бы стать процедура реструктуризации долга, но на практике банки в 90 процентах случаев отказывают».

Оксана ИСАЕВА

0