Официальный портал органов государственной власти  Тюмень наш дом  Ленинград
Главная / PARK72.ru-почта / В доме после пожара никто не хочет чинить крышу. Людям в нем жить еще три года

В доме после пожара никто не хочет чинить крышу. Людям в нем жить еще три года

В редакцию PARK72.RU обратилась читательница Анна Бернацкая. В феврале этого года сгорела квартира, в которой она проживает с матерью — инвалидом, ветераном труда. Две женщины остались без крыши над головой в прямом смысле слова, потому что управляющая компания — небезызвестное ООО «УютСервисБыт» — отказывается ремонтировать разрушенную кровлю.

Так выглядит дом Камчатская, 107 после пожара

«После пожара мы неоднократно обращались в нашу управляющую компанию «УютСервисБыт», — рассказывают пострадавшие от пожара, — и директор отвечал: ваш дом снят с капремонта, делайте, что хотите — за свой счет».

Можно сказать, крыши просто нет

В феврале этого года загорелась и выгорела дотла квартира на первом этаже каркасно-щитовой двухэтажки на улице Камчатской, 107. Затем пламя поднялось до квартиры второго этажа, где проживают Анна с матерью. Здесь с огнем удалось справиться, но обгорел фасад здания, жилье лишилось окон, полностью сгорела стена с балконом, пробиты крыша и потолочные перекрытия. «На голову течет вода, живем с тазами в комнатах, — рассказывает Анна. — А зимой просто замерзнем!». Жить в таких условиях нельзя — но и ремонтировать невозможно, пока не восстановлены крыша и потолок.

Дыра в потолке

«Управляющая компания говорит: мы ничего делать не будем, требуйте субсидию от города, — поясняет Анна. — От города дали 75 тысяч рублей на преодоление последствий пожара. Мы купили одежду и необходимую утварь, вместо сгоревшей, диван и телевизор — вот и деньги кончились. В департаменте городского хозяйства ответили, что больше нам ничего не положено. Мы остались со своими проблемами наедине — помогали только соседи».

Такое жилье не защищает от непогоды и холодов

Шестнадцатиквартирный дом на Камчатской 107 и несколько соседних домов являются каркасно-щитовыми постройками среди основной массы брусовых зданий. И по документам они числятся как и более качественные «соседи» — брусовыми. А разница между этими технологиями строительства — огромная.

Никто не хочет ремонтировать дом, который снесут через три года

«Брусовое жилье более капитальное и долговечное, — поясняет читательница. — Каркасно-щитовая постройка — это два листа фанеры с минеральной ватой. Горят моментально. Десять лет назад в нашем дворе у дома за два часа полностью сгорел подъезд, погибло два человека. Боимся жить в таких домах, но других вариантов нет».

При каждом дожде с потолка течет вода

По словам Анны, эти каркасно-щитовые дома планировались как временная постройка на 15 лет — а им уже по 36 лет. В прошлом году дом с большими сложностями, наконец-то, признали аварийным и поставили в очередь на снос, которая должна была подойти 2028 году. Но на участок пришел инвестор, и дело должно пойти быстрей — теперь снести обгорелую хибару обещают в четвертом квартале 2020 года. «Три года как хотите — так и живите, — сетует Анна. — Без крыши и потолка. Наш дом поставлен в пятую очередь сноса, хотя горелые дома должны сносить в первую очередь».

Временная фанерная  постройка стоит уже 36 лет

Жильцы недовольны не только городской администрацией и управляющей компанией, но и своим депутатом. «Мы уже 20 лет живем в этом районе, и все время нас кормят обещаниями, особенно, перед выборами, — говорят они. — Наша депутат Альбина Селезнева каждый раз говорит чуть ли не готовиться к переезду — а после выборов все остается по-прежнему. После пожара мы к ней обращались, но она даже машиной с грузчиками не помогла. Мы ей писали жалобы и просьбы, а получили отписки». Ни Роспотребнадзор, ни СЭС, ни иные ведомства погорельцам тоже не помогли. Государственная жилищная инспекция еще год назад распорядилась включить дом региональную программу капремонта и выдала предписание  «УютСервисБыту», но на улучшение жилищных условий это никак не повлияло.

Так выглядит комната, наиболее пострадавшая от пожара

Администрация города Тюмени трижды предлагала пострадавшим от пожара переехать в жилье маневренного фонда. Но пожилой женщине-инвалиду с серьезными проблемами со здоровьем ни один из предложенных вариантов не подошел. В числе предложений — дом в деревне Воронино с удобствами во дворе и водой в общей колонке. В общежитии на Котовского нет душа и невозможно подключить стиральную машинку: то есть, ни помыться, ни постирать. Две комнаты на ММС Бернацким понравились, но там тоже нет душа, и жильцы ходят в общественную баню — что для ветерана с инвалидностью невозможно.

Власти советуют требовать возмещение ущерба в судебном порядке с виновников пожара — жильцов первого этажа, в квартире которых произошло возгорание. Но понятно, что с обитателей каркасно-щитовой двухэтажки на Лесобазе — хоть с судом, хоть без суда — взять нечего.

Фасадная стена в разрезе

Наступает осень, а сгоревшая квартира на первом этаже брошена с кое-как заколоченными окнами. «Та квартира промерзнет, и нашу проморозит», — говорят жильцы, которые уже не знают, где еще искать помощи.

PARK72.RU

Дата публикации: Четверг, Август 3rd, 2017

Время публикации: 16:26

Оставить комментарий

Войти с помощью: