Тюменская администрация заставляет пенсионеров купить архитектурный памятник

Департамент имущественных отношений администрации города Тюмени, владеющий долей старинного дома, через суд заставляет остальных собственников выкупить эту часть.

Исторический памятник в центре Тюмени ищет инвестора

Речь идёт о доме по адресу улица Семакова, 31. Его первый этаж, наполовину ушедший в землю, сложен из кирпича, а второй — бревенчатый, с окнами в резных наличниках. Табличка на здании информирует, что это дом титулярного советника Михаила Селивёрстова — памятник архитектуры и градостроительства регионального значения.

В региональном штабе «Общероссийского народного фронта» прошла рабочая встреча с участием экспертов ОНФ, представителей департамента имущественных отношений администрации города Тюмени и жильцов дома-памятника. Комитет по охране и использованию объектов культурно-исторического наследия Тюменской области и городская прокуратура приглашение на встречу проигнорировали.

Как рассказала пенсионерка Надежда Малинкина, проживающая в этом доме в течение длительного времени, здание с богатой историей многократно меняло владельцев. Среди хозяев двухэтажного особняка были известные в городе люди — например, знаменитый тюменский врач Ошер Френкель. Квартира, в которой сейчас проживает женщина, принадлежала ещё её бабушка и была приобретена в 1966 году, когда самой Надежде Николаевне было 12 лет.

Но по закону ни одной из четырёх квартир, устроенных в здании, не существует. Этот факт и стал причиной конфликта между муниципалитетом и жильцами, все из которых являются пожилыми пенсионерами. Дело в том, что дом, признанный историческим памятником, не может быть многоквартирным — и люди владеют только не выделенными долями, которыми пользуются на основании соглашения о разделе имущества.

Надежда Малинкина рассказала корреспонденту PARK72.RU, что доля дома после смерти её последнего жильца, не оставившего наследников, в 2016 году перешла в федеральную, а затем, в 2017 году, в муниципальную собственность.

Надежда Малинкина, эксперты ОНФ Татьяна Леонгард и Евгений Захаров

А весной этого года жильцы получили письмо из департамента имущественных отношений администрации города Тюмени с предложением выкупить муниципальную долю, так как собственник не может ей воспользоваться. После отказа граждан выкупать долю муниципалитета департамент подал на пенсионеров в суд.

«Мы им объяснили: пожалуйста, пользуйтесь, доступ свободный, — вспоминает Надежда Николаевна. — Помещение долго пустует, и нас это беспокоит».

Заместитель директора департамента имущественных отношений администрации города Тюмени Светлана Карева пояснила, что соглашение о праве пользования долями не означает, что дом стал многоквартирным: у памятника архитектуры и градостроительства регионального значения — особый статус.

«У нас в собственности нет помещений — только не выделенные доли, — подчеркнула она. — Доли здесь выделять нельзя. Это памятник, и он не может ремонтироваться по кусочкам».

Пожилые люди, тщательно обихаживающие свою жилплощадь, опасаются, что беспризорная часть дома, в которой никто не живёт более 20 лет, ухудшает состояние всего здания, хрупкого в силу почтенного возраста. На данный момент за свой счёт жильцы восстановили крышу и провели в квартиры водопровод и канализацию. И теперь возмущены принуждением выкупить неблагоустроенное помещение в состоянии полной разрухи: здесь не то что нет даже отопления, не говоря о прочих удобствах — но уже опасно ходить по сгнившему полу. Весной эту «бесхозную» квартиру, расположенную в полуподвальном этаже, затопило во время коммунальной аварии, а всё лето в ней стояли грунтовые воды, распространяя сырость на соседние помещения.

«Мы свою часть восстановили, — подчёркивают жильцы. — Теперь пусть они восстанавливают свою! Почему восстановление имущества, принадлежащего муниципалитету, хотят возложить на жильцов?».

Потому что закон не интересует, что жильцы уже и так значительно вложились в ремонт и сохранение объекта исторического и культурного наследия. На данный момент с нуля должен быть разработан проект реконструкции (по предварительным оценкам он будет стоит два — три миллиона рублей), и все необходимые работы проводиться при участии всех собственников. И, кстати, самовольно благоустраивать своё жилье без проекта на работы в историческом памятнике граждане тоже не имели права.

Пенсионерка Надежда Малинкина недоумевает, почему муниципалитет не может просто взять и отремонтировать свою долю дома, как это сделали граждане

«Нельзя просто взять и восстановить, — заявляют представители департамента. — Для этого нужен проект реконструкции памятника. А у жильцов есть охранные обязательства, и просто так даже покрасить дом не могут — они должны это делать в рамках охранного обязательства по согласованию с комитетом по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Тюменской области».

В ходе разговора всплыл интересный факт — жильцы утверждают, что дом Селивёрстова таковым не является, а памятная табличка размещена на нём необоснованно.

«Из рассказов старожилов знаю, что этот дом принадлежал купцу Бояринцеву, — рассказала Надежда Малинкина корреспонденту PARK72.RU. — А Селивёрстову принадлежал соседний дом. Раньше была другая нумерация домов, и наш дом был под номером 29, а соседний дом был 31. Когда поменяли нумерацию, мы стали 31. И решили, что, раз наш дом теперь 31, то он дом Селивёрстова. Хотя мы писали в газеты, что это неправильно, нас не стали слушать. Якобы до революции Селивёрстов был какое-то время владельцем. Хотя про это я, сколько живу, не слышала. Год 1905 года постройки был Бояринцева, а потом он передал его врачу Френкелю. Про дом было всё известно, кто тут жил и чем занимался. А имя Селивёрстова в исторических рассказах прежних жильцов даже ни разу не упоминалось. А в 33 доме, который был раньше 31, жили наследники Селивёрстова, они уже умерли».

Малинкина рассказала, что краеведы уже публиковали в СМИ эту информацию, но власти до сих пор не пожелали разобраться в вопросе. Но пойти по самому лёгкому пути и просто перевесить таблички вместо полной процедуры изменения статуса здания — это, к сожалению, очень похоже на правду.

Если памятник нельзя признать многоквартирным домом — то и статус аварийного и подлежащего расселению он получить не может. Жильцы планируют выйти со встречным иском к городской администрации, чтобы не они у муниципалитета выкупали долю — а муниципалитет у граждан. Но перспективы такого варианта тоже нельзя назвать радужными: оценочной стоимости этого имущества хватит только на малосемейки на отдалённой окраине.

Жильцы дома заявляют, что памятную табличку повесили на дом необоснованно

Светлана Карева предложила вариант, который мог бы стать наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Участие инвестора, желающего выкупить тюменское историческое здание в полную собственность, устроило бы обе стороны конфликта — осталось найти состоятельного любителя старины. А пока жильцы с тревогой ждут судебное заседание, назначенное на конец октября.

Редакция PARK72.RU будет следить за развитием событий.

Оксана ИСАЕВА,
фото автора

Добавить комментарий

Войти с помощью: