Мороз по пенсии

Уволен высокопоставленный чиновник Минэкономразвития — заместитель министра Сергей Беляков. Причина внезапной опалы проста — оказывается, господин Беляков, находясь на высокой должности, нарушил закон «О государственной гражданской службе РФ». Нарушил он его через «Фейсбук», раскритиковав на весь мир политику российского правительства, подвергнувшего пенсионные накопления граждан заморозке.

СБеляков

Вот ссылка на запись Белякова в «Фейсбуке». Автор отмечает, что, раз он трудится в Минэкономразвития и «должен отвечать вместе с другими коллегами за принимаемые решения», то ему «стыдно за решение о продлении моратория на инвестирование средств НПФ». А стыдно чиновнику (теперь бывшему) в том числе потому, что «оно вредное для экономики» и что Россия получит «по сути отказ от использования этих денег в экономике в принципе, а не только в 2015 году». Не понравилось Белякову и то, что «мы всем обещали, что заморозка распространится только на 2014 год», а вышло иначе. В конце записи чиновник попросил у россиян прощения — можно сказать, от имени министерства или даже всего правительства: «Я прошу у всех прощения за глупости, которые мы делаем, и за то, что мы не дорожим своим словом».

Беляков

Надо признать, заметка в социальной сети весьма напоминает исповедь. Вполне может быть, что автору не занимать политической смелости. С другой стороны, правительство то и дело совершает разного рода глупости по многим направлениям, от системы образования до энергетики (одни попытки внедрить «Тариф «Лучина» чего стоят), а Беляков проработал в одном из ключевых министерств целых два года. Давно можно было написать заявление «по собственному желанию».

Мнения читателей Белякова в соцсети за последние часы разделились на две основные группы.

Участники группы первой пишут: «Сергей, респект!», «Спасибо!», «Сергей, спасибо!», «Это слова настоящего Мужчины. Ценно», «1. Смело. 2. Неожиданно. 3. Характеризует Вас. 4. В целом — вселяет надежду»; «Ох, дорогой Сергей, мужества тебе на ближайшие дни…» и так далее.

Участники группы второй склонны к аргументации. К примеру, Snegovaya Maria пишет: «А почему продолжаете там работать, а не уйдёте, Сергей? Это очень странная позиция: уж либо уходите, либо не критикуйте. Будьте честным с собой до конца. И давно пора уйти, а не работать на эту мерзкую, античеловеческую власть. А вот эта половинчатая позиция: я весь в белом, а они все виноваты, это нечестно». Или вот: «Серёга, наверное, есть аргументы и ЗА это решение» (Алексей Брострем).

Так, или иначе, а правительство моментально отреагировало на заметку своего сотрудника. Вечером чиновник уже попрощался с креслом. Распоряжение насчёт Белякова появилось на сайте правительства в половине восьмого. Чёрным по белому там написано: «В соответствии с пунктом 14 части 1 статьи 33 Федерального закона № 79-ФЗ общими основаниями прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы является нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных статьей 17 Федерального закона №79-ФЗ. А именно — в связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности (пункт 10 части 1 статьи 17 Федерального закона)».

Кстати (если быть объективным), то закон в этом пункте вполне справедлив и логичен. В противном случае каждый чиновник будет тянуть одеяло на себя. Критиковать правительство — удел граждан, которых это самое правительство должно обслуживать. А задача министров и их замов — к мнению народа прислушиваться. Социальные сети в том — неплохой помощник.

А вот ежели правительство не способно договориться, сидя в одной лодке, лодка начинает раскачиваться. И кое-кто падает за борт. И за компанию с Беляковым уже попадали другие (см. ссылку). Связь между этими увольнениями можно отрицать, а можно на ней и настаивать — это уж как хотите, свободу слов и мнений вроде бы пока ещё не отменили.

Интересно в «деле Белякова», на наш взгляд, другое.

«Интерфакс» приводит переписку Белякова и пресс-секретаря российского премьер-министра Натальи Тимаковой. Последняя подвергла критике запись заместителя министра.

Однако теперь реплики Тимаковой можно прочесть лишь благодаря «Google» (в кэше). Цитата комментария Тимаковой: «Сергей, правительство — это коллективная ответственность. Если очень стыдно — вы знаете, что делать. Если терпимо — вы сделали всё, что смогли, принято политическое решение. Теперь надо исполнять».

Вот как? «Если очень стыдно — вы знаете, что делать»… Это что, совет сунуть ствол в рот и спустить курок? Или выпить стаканчик яду?

Беляков далее написал: «…Мы перестали испытывать чувство стыда. Это очень плохо».

И получил ответ: «Я не перестала. Просто если оно настолько невыносимо, что нужно оправдываться — не надо ломать себя».

Беляков2

Сама Наталья Тимакова пишет в «Фейсбуке», что не удаляла своих комментариев. Также она считает, что все СМИ, которые её цитировали, должны были сделать ей звонок. Теперь это её заявление — о звонке от всех СМИ — грубо высмеивается в «Твиттере».

Симптоматично, конечно. Представим только, что все подряд, от федеральных изданий до тюменских блоггеров, звонят чиновнице (а надо ещё номер телефона раздобыть) и спрашивают разрешения процитировать её записи в «Фейсбуке». И на всякий случай спрашивают, а она ли это писала. И ещё что-нибудь спрашивают. Целое интервью в каждом случае получится. Непонятно, правда, зачем тогда нужны всем открытые социальные сети.

На самом деле, уважаемая госпожа Тимакова, всё очень просто. Не хотите, чтоб вас цитировали, — откажитесь от социальных сетей. Вчера правительство уволило Белякова, но в полемике в сетях выиграл он, а проиграли вы. И вместе с вами — весь кабмин.

Ведь спора в «Фейсбуке» просто могло не быть. Уволили бы чиновника за нарушение закона — и всё.

Среди же народа всегда будет более популярен тот политик, который взывает к чувству стыда и прочим страстям человеческим — тем самым, что мудрый товарищ Спиноза именовал «аффектами», и тем самым, которым У. С. Моэм посвятил самый большой свой роман.

Олег ЧУВАКИН,
скриншоты автора,
фото: Рамиль Ситдиков / РИА «Новости»

0