Официальный портал органов государственной власти  Тюмень наш дом  Афиша КТО
Главная / Хронос / Кирпичи из бывшего здания Тюменского НКВД вмонтируют в новый мемориал, открывшийся в столице

Кирпичи из бывшего здания Тюменского НКВД вмонтируют в новый мемориал, открывшийся в столице

Сегодня в России отмечают День памяти жертв политических репрессий. На митинге в Тюмени вспомнили о безвинно пострадавших во времена советского террора. Встреча тех, чьи родственники стали жертвами репрессий, прошла на месте бывшего здания тюменской «лубянки» по улице Семакова, 18, возле памятного знака. Участники митинга возложили цветы к мемориалу, а затем здесь прошла заупокойная лития.

На месте нынешнего библиотечного центра ТюмГУ с 1923 по 1954 годы находилось самое страшное здание города – здесь вели расправу сотрудники окружного отдела ОГПУ. Двухэтажный особняк в 30 — е годы обнесли забором, он наводил ужас на тюменцев. Бессмысленное, бесчеловечное уничтожение собственного народа было засекречено в специальных приказах верхушки тогдашней власти. Член общественной палаты Тюменской области Александр Петрушин, выступая на митинге, рассказал историю, от которой начался отсчет террора в СССР.

«2 июля 1937 года политбюро ЦК ВКПБ приняло совершенно секретное постановление о массовом терроре по классовому принципу. 30 июля НКВД издало приказ о проведении массовых репрессии на территории Советского союза. В приказе были детально установлены плановые лимиты операции по первой категории «Расстрел» и по второй – «Лагеря». 10 декабря 1937 начальник НКВД по Омской области, куда входила и территория Тюменской области, Константин Волохин доложил в Москву, о том, что по «первой категории» арестовано 11050 человек, а по «второй» — 5004 человека», — рассказал Александр Петрушин.

Машина репрессий «перемалывала» людей разных профессий, вероисповеданий и социального статуса — уничтожали интеллигенцию, расстреливали священнослужителей…

Несколько кирпичей из стен здания тюменской «лубянки», обагренной кровью мучеников, удалось сохранить, и они отправились в Москву, где сегодня открывают Стену скорби. В мемориальную стену размером 6 на 30 метров по просьбе Музея ГУЛАГА  будут вмонтированы камни и кирпичи с мест массовых расстрелов. На стене на 22 языках будет написано только одно слово — «помни».

Александр Петрушин

Михаил Решетников, председатель Тюменской городской общественной организации жертв политических репрессий

Ежегодно в день памяти звучат данные о событиях тех лет, но каждый раз масштабы политических репрессий сложно осмыслить, они просто шокируют. Как сегодня прозвучало на митинге в Тюмени, только с 1937-го по 1938 год в России было арестовано более миллиона трехсот тысяч человек, около семисот тысяч соотечественников были расстреляны.

«К 2000 году в Тюменской области было реабилитировано 22 тысячи человек, и этот процесс еще не закончен, — говорит член общественной палаты региона, полковник ФСБ в отставке Александр Петрушин, — некоторые категории дел, касающихся судеб тех, кто, побывал в спецссылках и спецпоселения сейчас переданы в УМВД, и работа по ним продолжается.

В Тюменской области было расстреляно 7200 человек, и многие родственники до сих пор не точно знают, где похоронены их предки. Одно из массовых захоронений репрессированных находится на бывшем Затюменском кладбище.

Артур Христель — председатель национальной культурной автономии немцев Тюменской области

Председатель национальной культурной автономии немцев Артур Христель, напомнил участникам митинга о репрессиях 40-х годов, когда немцы насильно были высланы в Сибирь.

«В 1941 году все немцы с Поволжья были высланы в Сибирь, Казахстан и на Дальний восток. В Тюменской области оказалось более 30 тысяч немцев. Мало того, что всех лишили имущества, через год почти все мужское население было привлечено в трудовые армии: на лесоповалы, в шахты, в рыболовные артели, строительство заводов…Сегодня скорбят сотни тысяч россиян о своих дедах и отцах, и мы скорбим с ними», — отметил Артур Христель.

У каждого человека, пришедшего на митинг памяти, своя личная трагичная история. Внучка и правнучка расстрелянного в первую волну репрессий Дениса Егоровича Меркульева не знают, где точно захоронен их родственник, может быть на Затюменском кладбище, в братской могиле.

«Ему был 51 год, он работал конюхом в тюменской школе №22, и мы до сих пор не понимаем, за что его расстреляли в марте 1938 года. Мы даже не знаем, где он похоронен, единственное, что нашли — это запись о нем в Книге расстрелянных», — говорит Ирина Бушуева.

Впервые пришла на памятное мероприятие внучатая племянница известного в Тюмени до революции купца, рыботорговца Ивана Павловича Трофимова. Он был замучен в чекистских застенках в 1931 году. А в 1938 году особой комиссией НКВД была расстреляна его жена Елена Григорьевна Трофимова. В 1989 году семья реабилитирована.

«Я уже в зрелом возрасте столкнулась с историей своей семьи, многие годы она была тайной. Мама поведала мне эту историю, и она меня заинтересовала. В последние годы я все чаще обращалась к жизни моих родственников и задавала себе вопрос: а что я могу сделать для них? Спрашивать «почему» и «за что», наверное, уже бессмысленно — было такое время и ничего уже не изменить. Нужно помнить самим и рассказывать своим детям и внукам. Память она остается, она жива. Я думаю там, на небесах, наши близкие радуются, что мы живем и помним о них», — поделилась Светлана Полякова в беседе с корреспондентом «ПАРК72».

Елена КУХАЛЬСКАЯ,

фото автора

Дата публикации: Понедельник, Октябрь 30th, 2017

Время публикации: 17:29

1 комментарий

  1. немец ничего не напутал с цифрами?
    «В Тюменской области оказалось более 30 тысяч немцев. Мало того, что всех лишили имущества, через год почти все мужское население было привлечено в трудовые армии: на лесоповалы, в шахты, в рыболовные артели, строительство заводов…погибло более 300 тысяч немцев.» (с)
    и да, дети этих переселенцев -выучились и заняли достойные места в местном обществе…

Оставить комментарий

Войти с помощью: