Кому «держать» воровской общак?

Обшак – это воровская касса, куда стекают проценты от денежных средств, нажитых преступным путем. Эти деньги расходуются для подкупа чиновников, оказания поддержки заключенным, оплаты труда адвокатов, организации новых преступлений. После ареста в Москве держателя российского воровского общака Шакро Молодого появилась вакансия главного вора России.

Захария Калашова арестовали летом 2016 года. Воровскому сообществу стал ясно, что Шакро Молодой, скорее всего, получит длительный срок. Вести дела будет некому. Начались поиски подходящей фигуры на пост держателя воровского общака, которая бы заменила Шакро Молодого и при этом устроила всех воров-«законников».

В числе претендентов на главную воровскую корону назывались такие фигуры, как 52-летний Пичуга – вор в законе Юрий Пичугин из Свердловской области, 59-летний Тюрик – Владимир Тюрин, а также 60-летний Слива или Кинг-Конг – Вячеслав Шестаков. Слива является весомой фигурой в криминальной среде и считается одним из лидеров славянских воровских кланов. Известно, что Слива был коронован в 1992 году в ИТУ №11 Томской области, трижды судим, в том числе за убийство. В свое время он был приближенным Деда Хасана – еще одного «маршала» криминального мира, погибшего от пули снайпера.

По мнению оперативников, это принципиально новый расклад в воровской среде России: славянское крыло берет верх. До сего момента общак, где крутятся миллионы долларов, контролировали выходцы с Кавказа.

Другое дело, что, как сообщают федеральные СМИ, силовикам дано указание воспрепятствовать выборам короля российского преступного мира, тем самым ситуацию безвластия пролонгировать как минимум до президентских выборов, то есть до марта 2018 года. Еще лучше, если ничего подобного не произойдет до чемпионата мира по футболу, который будет проходить с 14 июня по 15 июля 2018 года в 11 городах страны.

Добавим, что свое восхождение по преступной карьерной лестнице Шестаков начал еще в 1974 году в подмосковных Люберцах. Первый срок получил в 17 лет за хулиганство. Затем его еще несколько раз судили за кражи. Потом Слива еще трижды оказывался за решеткой по разным обвинениям, и к концу 1980-х стал уважаемым в воровских кругах человеком. По данным оперативников, именно Шестаков и его друзья создали люберецкую группировку. А в 1991 году Мосгорсуд дал ему 12 лет за разбой, умышленное убийство и покушение на убийство.

В конце концов, воры в законе Сливу короновали. В колониях он отказывался работать, устраивал драки. Со временем научился вести комфортную жизнь даже за колючей проволокой. Тем более, на дворе были лихие 90-е. Затем его можно было увидеть на сходках в Москве, Тюмени, Свердловской области. В 1998 году его выпустили из тавдинской колонии на лечение. Слива уехал в Москву. И пропал. В отношении Шестакова было возбуждено уголовное дело по статье 314 УК РФ «уклонение от отбывания, ограничения свободы, лишения свободы», его объявили во всероссийский и международный розыск.

В 2000 году Шестаков был арестован в Чехии в Карловых Варах, его экстрадировали в Москву, а затем снова отправили в колонию на Урал сроком на пять лет. Но просидел он там недолго. Российский парламент объявил амнистию в честь 55-летия Победы в Великой Отечественной войне.

На мушке у СОБР

В 2001 году тюменские силовики участвовали в пресечении сходки с участием Сливы и его подельников. В то время в Тюмени базировалось Уральское региональное управление по борьбе с организованной преступностью МВД РФ. А амнистированный Вячеслав Шестаков готовился выйти на свободу из тавдинской колонии.

Как рассказал один из участников той операции, по выходу из ИТК, Слива намеревался провести ряд встреч с местными ворами, проехать в Тюмень и дальше на север области.

Уазики с бойцами СОБР и оперативниками Уральского РУБОП выехали в Свердловскую область ранним утром, было еще темно. Часа через два, возглавив колонну, «Нива» и «девятка» свернули с трассы на лесную дорогу. На яру рубоповцев уже поджидали четверо местных чекистов.

Сколько людей будет участвовать в сходке, никто не знал. Количество участников подобных сборищ колеблется от 20 до 100 и более человек. Расставив все точки над «I», оперативники двинулись по направлению к Тавде – занимать каждый свою позицию. Собровцы остались в лесу – дожидаться начала операции.

Перспектива выглядела следующим образом. Сходка могла состояться либо в небольшом кафе на берегу реки, либо вся ватага соберется на катере. А где он бросит якорь, это мог решить только сам Шестаков. Поразмыслив, командир СОБРа велел спецназовцам снять и передать ему часы, документы и все лишнее – на случай, если придется вплавь приближаться к судну или брать его на абордаж.

Время текло не спеша, и бойцы занимали друг друга веселыми историями, анекдотами, смешными случаями. Кто-то вспомнил о том, что во время одной из командировок сотрудники его отделения ели суп, где в качестве ингредиентов, кроме грибов и ягод, использовались коренья трав и сосновые шишки. Другой, побывав на Балканах, рассказывал, как в одной из переделок все артустановки были выведены из строя, и снаряды в боевиков приходилось запускать с куска шифера, который для удобства при наводке на цель крепился к чьей-нибудь спине…

Наконец наступило время «Ч». Командир СОБР получил команду выдвигаться в прибрежную зону города, которая уже была блокирована со всех сторон. Все это время опера, маскируясь под местных жителей, вели наблюдение за суетой, которой сопровождалось освобождение Шестакова. Воровская «пехота» сновала по городским улицам туда-сюда, приглядываясь, принюхиваясь, чтобы в случае облавы успеть в любой момент поднять тревогу, предупредить «авторитета» об опасности.

Машины с СОБРом юркнули на закрытую территорию бывшего речпорта. На связь вышел руководитель операции, дал вводную. Спецназовцы передернули затворы. Через минуту поступил приказ о начале операции, и «УАЗы» рванули в сторону кафе.

— Ребята, работаем!

Два отделения СОБРа привычным манером ворвались в воровской малинник, и все, кто в нем находился, кроме женщин, были выведены на свежий воздух – ноги в сторону, руки на стену.

Шестакова среди задержанных не оказалось.

Конец сходке

В это время в кают-компании «Каспера», так называлось арендованное судно, гремела музыка, в честь «виновника торжества» звучали тосты, пахло коньяком и шашлыками. Судно швартовалось к берегу. Как только один из матросов скинул трап, раздались выстрелы и по палубе застучали тяжелые спецназовские ботинки. Шестакову и его друзьям было совершенно ясно: вечеринка закончилась.

Ни наркотиков, ни оружия у задержанных не нашли. У Сливы в кармане обнаружили публикацию газеты «КоммерсантЪ»  о его депортации из Чехии. Никто из задержанных не возмущался, кроме друга Шестакова (они вместе выросли в подмосковных Люберцах), чемпиона Европы по мотокроссу Игоря Ташаева — спортсмен утверждал, что опаздывает на соревнования.

Где-то через час в кабинете начальника местного угро началась череда допросов. Действительно, после сходки Шестаков намеревался активизировать «грев» колонии, организовать поддержку «браткам», томящимся в СИЗО. Кроме этого, ему очень бы хотелось установить контроль за рядом предприятий на севере Тюменской области, а также короновать одного из своих ближайших сподвижников на «княжество» в Ямало-Ненецком автономном округе. Будущий «князь», вывалянный собровцами в речном песке, сидел на стуле, подавшись вперед, и нервно курил одну сигарету за другой…

Задержанных фотографировали, брали отпечатки пальцев, расспрашивали о судимостях и целях пребывания в Тавде. Мест в «клетке» для всех не хватило. Поэтому тех, кто уже протрезвел, отправляли в спортзал. Там участники неудавшейся сходки несколько часов под присмотром бойцов СОБР играли в баскетбол.

Проведение всех оперативно-технических процедур закончилось уже поздно вечером. Утром всех задержанных отпустили, а Вячеслава Шестакова увезли в Тюмень и после профилактической беседы в Уральском РУБОП первым же авиарейсом отправили в Москву.

Получается, все эти годы Слива не терял времени даром: вошел в тройку кандидатов на пост, освободившийся после ареста Шакро Молодого.

Радослав ВАСИЛЬЕВ,

фото из архива Уральского РУБОП:

участники воровской сходки задержаны

Кадры оперативной видеосъемки

 

 

 

 

0